Перейти к: навигация, поиск

Дзонгсар Кьенце Чоки Лодро

(перенаправлено с «Джамьянг Кьенце Чоки Лодро»)
Дзонгсар Кьенце Чоки Лодро

Дзонгсар Кьенце Чоки Лодро (англ. Jamyang Khyentsé Chökyi Lodrö) (1893-1959) - был одним из величайших мастеров и держателем многих традиций прошлого века. Он родился в год Водяной Змеи в 15-ый лунный день 1893 г в Рекхе Аджам рядом с монастырём Каток. Его отец Гьюрме Цеванг Гьятцо был тантрическим учителем, правнуком тертона Дудула Ролпацела из долины Сер в Амдо, его мать звали Цультрим Цо долины Сер из Амдо. Отец дал ему имя Джамьянг Чоки Лодро.


Краткая биография

Обучение

Когда ему было семь лет, Каток Ситу Чоки Гьяцо, племянник Джамьянга Кьенце Вангпо, привёз его в Каток монастырь и признал манифистацией действия Джамьянга Кьенце Вангпо, что соответствовало пророчеству Конгтрула Йонтена Гьяцо. Каток Ситу выполнил церемонию надрезания волос и даровал ему имя Джамьянг Лодро Гьяцо.

Великие ученики

Уход

В возрасте 67-ми лет, на шестой день пятого месяца года Земли-Свиньи (1959), он ушёл в сопровождении лучей света, звуков и землетрясений. Сегодня большая часть его останков находится в маленькой золотой ступе в Королевской Капелле Сиккима.

Расширенная биография

Жизнь Джамьянга Кьенце Чоки Лодро

Автор: Оргьен Тобгьял Ринпоче

Вторым в линии инкарнаций Джамьянга Кьенце был Джамьянг Кьенце Чоки Лодро, который был столь велик, что мне даже тяжело произносить его имя, тем не менее, я делаю это для того, чтобы принести благо другим. Его полным именем было Джамьянг Кьенце Чоки Лодро Риме Тенпе Гьялцен Пал Зангпо (1). Его тайным именем, Данным третьим Додрубчен Ринпоче Тенпе Нима, во время особого посвящения Ригдзин Дюпа, было Пема Еше Джордже. Т.к. этот великий мастер, верховный повелитель мандалы, жил относительно недавно, до сих пор есть много живых людей, которые могут помнить его жизнь и быть свидетелями тому, что я сейчас буду излагать.

Предыдущая инкарнация, Пема Осэл Донгак Лингпа ушел в паранирвану и растворил ум мудрости в сердце великого пандиты Вималамитры, пребывающего на горе с пятью вершинами Ву Тай Шань в Китае. Затем, для того, чтобы принести благо учению и существам в Стране Снегов, он снова проявился в пяти инкарнациях, как это было предсказано в пророчествах терма. Ваджрадхара Джамгон Лодро Тае наблюдал за нахождением этих инкарнаций одна за одной. Каждый из главных сердечных сыновей Джамьянга Кьенце Вангпо взял на себя заботу об инкарнации. Например, Джамгон Конгтрул осуществлял контроль и установил инкарнацию в Палпунге, его звали Беру Кьенце. Одна инкарнация была возведена на трон в главном местопребывании в Дзонгсаре, другая в Дзогчен монастыре. Одна инкарнация была узнана Понлоп Лотер Вангпо и названа Галинг Кьенце. Каждая из этих инкарнаций стремилась превзойти предшествующую в своих бесподобных качествах учености, переживаний, реализаций и просветленной активности. Однако, одна из них, выделяется, словно драгоценное украшение на верхушке великого знамени победы. Это Джамьянг Кьенце Чоки Лодро.

У племянника и главного сердечного ученика Джамьянга Кьенце Вангпо, Каток Ситу Чоки Гьяцо не было инкарнации в его монастыре Каток, и поэтому, он с однонаправленными и горячими молитвами просил ваджрадхару Джамгона Конгтрула Лодро Тае найти следующую инкарнацию для Каток. Джамгон Конгтрул сказал, что он уже опознал эманации тела, речи, ума и качеств, но если требуется, он может распознать эманацию активностей. Но даже в таком случае, он предупредил, что для этой эманации будет тяжело принести благо для главного местоположения монастыря. Он объяснил, что если бы он стал практиком херуки, он принес бы намного большее благо. Тогда Каток Ситу попросил его определить ребенка, и Джамгон Конгтрул увидел, что он будет рожден в год змеи, сыном Ригдзина Цеванга Чокдрупа, который, в свою очередь, был сыном великого тертона Шерпа (Serpa).

Семья отца происходила от великого тертона Дудул Дордже и включала многих других подлинных открывателей сокровищ. Семья его матери была из Амдо, и она была потомком великого мастера Сергьи Чадрала. Он родился в год Водяной Змеи, и его рождение сопровождало множество необычных знамений, но его мать и отец сами были великими практиками отречения и не особо волновались по поводу таких вещей, поэтому они оставили их не записанными, также как они не записали никакой другой астрологической информации.

Как просил Каток Ситу Чоки Гьяцо, Джамгон Конгтрул опознал ребенка как инкарнацию Джамьянга Кьенце. Затем, в возрасте восьми лет, он был приглашен занять свое место в монастыре Каток. В день его прибытия в Каток, весь окружающий регион Хорпо и Каток был полностью покрыты снегом, так что вокруг было белым-бело, и это было очень необычно для этого региона, люди приняли это как очень хороший знак для будущего. В благоприятный день, Каток Ситу Ринпоче выполнил церемонию обрезания волос, в главном храме, в присутствии огромной статуи Будды, и дал ему имя Джамьянг Кьенце Чоки Лодро. Среди других тулку и людей, в это время, в монастыре, он был известен просто как Тулку Лодро.

Когда он обучался чтению у своего домашнего учителя, он мог читать без особых трудностей, и запомнил несколько текстов практик традиции Сакья и Повторение Имен Манджушри, просто прочитав их один раз. Это был знак, что он снова пробуждал свою память из предыдущей жизни. Я иногда поддразниваю некоторых тулку в нашем монастыре, говоря: «Мой лама ребенком запомнил Повторение Имен Манджушри, даже не уча этот текст, а вы, тулку, повторяете его месяцами и до сих пор не можете запомнить»!

Однажды ночью, он был в ретритной пещере, на холме, позади Каток. Он сидел на ковре, рядом со своим учителем и читал молитвы. Когда он читал Дхарани Ваджрного Усмирителя, он мог ясно видеть, находящийся внизу монастырь Каток, ярко сияющий в свете полной луны, и в тот момент у него было видение огромного монастырского центра Сакья, такое ясное, как будто он действительно был там. Он ясно вспомнил свою жизнь, когда он был Ратна Ваджра. Он вспомнил все детали его жизни и все его владения, также ясно, как будто все это происходило в предыдущий день.

Однажды Каток Ситу Ринпоче собрал всех тулку, пребывающих в монастыре Каток и попросил их сделать специальное гадание во сне, в котором они должны искать любые указания на то, кем они были в своих предыдущих инкарнациях. Когда они вернулись обратно, чтобы рассказать о том, что они обнаружили, некоторые тулку сказали, что они должны быть инкарнацией того или иного великого ламы, который появился в их снах. Некоторые сказали, что они видели во сне Ваджракилаю или Тару, или другое божество. Когда они спросили Тулку Лодро, так он был известен в то время, о его снах, он сказал, что не видел во сне кого-то необычного, только простого тибетского мужчину, одетого в одежду, которую носили в центральном Тибете - длинная белая чуба с голубым пальто, бирюзовые серьги, и волосы были связаны в пучок. Когда он сказал это, Ситу Ринпоче посмотрел удивленно, и сказал, что это было просто невероятно. «Изумительно», сказал он, «Но могло ли это действительно быть»? Все другие тулку дразнили его, говоря: «Мы инкарнации таких великих мастеров, а Тулку Лодро был простым парнем из центрального Тибета». Однако позже, он понял, это знак того, что он был Королем Трисонг Деценом.

Когда он был ребенком, Джамьянг Кьенце любил исследовать все и всегда искал «новых приключений». Однажды, когда его учитель ненадолго отлучился, он начал обыскивать шкафы и нашел большой бутыль ртути, и выпил из него довольно много. Когда его учитель вернулся, он увидел капли ртути на полу, и затем, посмотрев в шкаф, обнаружил, что бутыль был пуст. Он сказал Тулку Лодро встать, и когда тот сделал это, капли ртути струйкой побежали вниз по его одежде. Учитель сказал: «В моем шкафу был бутыль с ртутью, где он сейчас»? На это Джамьянг Кьенце ответил: «Я выпил ее». Учитель просто посмотрел на него с изумлением. Затем учитель отправился встретиться с Ситу Ринпоче и сказал: «Тулку Лодро действительно исключительный. Он выпил целый бутыль ртути, и у него даже голова не разболелась. Не думаю, что он может быть обыкновенным ребенком».

Он также очень любил смотреть танцы и представления, и как-то раз, когда он хотел посмотреть представление, Экаджати, Славная Защитница Секретной Мантры, появилась перед ним и по его просьбе разорвала свою грудь, показав целую вселенную трех сфер.

В другом сне, который он видел, когда был маленьким, он прибыл в храм Трамдрука, где была приготовлена для посвящения огромная мандала. Он увидел Гуру Ринпоче, сидящим на высоком троне, с многими людьми, сидящими рядами, готовыми получать посвящение. В ряду, напротив себя, он увидел монаха и девушку в тибетском платье и нескольких других людей, а рядом с ним сидел человек в одежде мирянина. Вместе, они получили посвящение от Гуру Ринпоче. Позже, в своей жизни, он осознал, что монахами, сидевшими напротив него, были Вайрочана и Намке Ньингпо и другие, от которых он, Король Трисонг Децен, получал посвящения. Девушкой была Еше Цогьял. И даже хотя, он был королем Тибета, в свое время, у него не было права сидеть напротив своих учителей.

В возрасте тринадцати лет, Джамьянг Кьенце закончил свое обучение и был послан Каток Ситу в путешествие по Хоркок и Дзачукха, чтобы собрать пожертвования для монастыря. Как говорится в стихах его автобиографии, он также посетил королевство Линг:

Я встретил Дхарма короля и королеву Линга,
И разъяснил Ганг Ги Лома по памяти.
С преданностью они вспомнили своего ламу,
Оба король и королева пролили слезы.
С этого времени они стали моими покровителями,
С чистыми обетами, щедрые, преданные и доброжелательные.

Как здесь говорится, он дал детальный комментарий на Ганг Ги Лодро, известную молитву Манджушри, королю Линга, который был тертоном, его королеве и членам королевской семьи. Они были учениками предыдущего Джамьянга Кьенце, и когда он учил их, они были столь подвигнуты своими воспоминаниями, что король и королева действительно пролили слезы, видели его как Джамьянга Кьенце Вангпо собственной персоной. И с этого времени они стали его покровителями.

Затем он прибыл в Дзачукху и Адзом Гар. Перед тем, как он прибыл туда, у Адзома Друкпа Нацока было три сновидения, в которых он видел своего коренного учителя, Джамьянга Кьенце Вангпо. Он понял, это было указанием того, что тулку из Катока, которого он ожидал, был истинной инкарнацией его учителя Джамьянга Кьенце Вангпо, и поэтому он организовал специальный прием с грандиозной процессией. Адзом Друкпа надел специальные красные одежды и завязал свои волосы специальным образом. Пока они ждали, все ученики пели Песню Подношения Цога (tsog lu), и Адзом Друкпа вышел вперед на большое расстояние, чтобы приветствовать Джамьянга Кьенце. В тот раз, Адзом Друкпа сделал большое подношение, всего, что он получил как пожертвование. Позже Джамьянг Кьенце припомнив это, сказал, что это было настолько большое подношение, что его не с чем сравнить.

Во время летнего ретрита в монастыре Каток, когда он давал учение по Молитве Устремления в Сукхавати и другие учения, он вдохновил множество ученых своими блистательными объяснениями.

Три года, в течение которых его домашний учитель был болен, Джамьянг Кьенце тяжело работал, чтобы принести воду, собрать дрова, присматривать за учителем и т.д. Ему никто не помогал, и все это он делал сам. Позже, он сказал, что это был высший метод собирания заслуги и очищения его омрачений. Он любил говорить: «Я очистил немного своей негативной кармы, действительно служа своему учителю». Его учитель был очень строг, и бил его независимо от того, была ли на это важная причина или нет. Позже в своей жизни, всякий раз, когда он брил свою голову, он мог видеть все шрамы от этих побоев. Под конец его тринадцатилетия его домашний учитель ушел.

Примерно в тоже самое время «инкарнация тела» Джамьянга Кьенце Вангпо, который являлся держателем главного трона Дзонгсар, находился в монастыре Дзогчен и получал посвящения и передачи Драгоценных Сокровищ Терма (Rinchen Terdzo) от пятого Дзогчен Ринпоче, Тубтен Чоки Дордже, и затем он преждевременно ушел в возрасте тринадцати лет. Когда это случилось, лама, который временно отвечал за монастырь Дзонгсар, другой племянник Джамьянга Кьенце Вангпо, которого звали Калсанг Дордже, послал письмо Ситу Ринпоче, в котором он написал: «Тулку, находящийся, здесь в Дзонгсар ушел, сам я чрезвычайно болен и близок к смерти. Пожалуйста, пошлите тулку, который находится в Каток, чтобы он занял место Кьенце в Дзонгсар. Если вы откажетесь, вы можете нарушить свою самаю с Великим Джамьянгом Кьенце. Это моя предсмертная просьба».

Ситу Ринпоче перечитал письмо снова и снова и подумал, что если бы лама был все еще живой, был бы шанс обсудить этот вопрос с ним, но он знал, что лама уже ушел. Поэтому, он понимал, что проигнорировать запрос было бы равносильно ослушаться его собственного учителя, и у него не оставалось выбора, поэтому он отправил Джамьянга Кьенце Чоки Лодро в Дзонгсар. Он сам его туда отвез. Так это произошло, что Джамьянг Кьенце прибыл в монастырь Дзонгсар Таши Лхаце в возрасте пятнадцати лет.

Когда Каток Ситу и Джамьянг Кьенце прибыли в Дзонгсар, они отправились в главную резиденцию недавно умершего Джамьянга Кьенце. Каток Ситу сказал молодому Джамьянгу Кьенце: «Ты должен остаться здесь, но я не осмеливаюсь поступить также. Я пойду в мою собственную комнату». Перед тем, как Ситу Ринпоче вернулся в Каток, он провел для Джамьянга Кьенце церемонию возведения на трон, и даже хотя на ней присутствовало немного монахов и лам, она была проведена очень тщательно с долгой речью по пяти совершенствам и т.д. В первую ночь он был заинтересован, где же он должен был лечь спать, он осмотрел комнату и увидел нечто сделанное из дерева, и выглядящее почти как кровать, покрытое ковром из кожи животного, про себя он подумал, что это должно быть подходящее место. Так он заснул там. Несколько лет спустя, Каток Ситу вернулся и зашел в резиденцию, Джамьянг Кьенце попросил его присесть и указал на деревянную кровать. Каток Ситу ответил, сказав: «Как я могу осмелиться сесть там»? И вместо этого, он простерся перед ней, и прикоснулся своим лбом ее несколько раз. Затем он оглядел всю комнату и спросил Джамьянга Кьенце: «Где ты спишь»? Джамьянг Кьенце указал на кровать и сказал: «Я сплю там». Каток Ситу разочарованно посмотрел на это и сказал: «Ах, правду говорят: где человек спит, собака также спит». Какое то время он ничего не говорил, а затем добавил: «На этой кровати спал мастер всех линий учений Будды в Тибете. Ты думаешь, это правильно для тебя тоже спать здесь»? Затем Джамьянг Кьенце Чоки Лодро сказал: «Может быть, я не должен больше спать здесь, с этого момента». Однако Каток Ринпоче ответил: «Нет, продолжай. Все в порядке».

Примерно в это время, был небольшой конфликт между последователями инкарнации, открытой Лотером Вангпо и последователями других инкарнаций. До того, как конфликт мог получить развитие, король Дерге направил своего посланника, министра, которого звали Джаго Тобден, который очень ясно установил, Джамьянг Кьенце Чоки Лодро, был тем, кто должен занимать главный трон Дзонгсара, а другая инкарнация должна оставаться в монастыре Галлон. Это решение урегулировало вопрос и предотвратило дальнейшее разногласие.

Когда Джамьянг Кьенце услышал, что Понлоп Ринпоче Лотер Вангпо собирался давать посвящения Собрание Всех Тантр (Gyude Kuntu), он отправился, чтобы получить эти посвящения. У Лотера Вангпо было видение Джамьянга Кьенце Вангпо, которое он принял как знак, что эта инкарнация была не похожа на какую-либо другую, и он сам вышел, чтобы встретить его. Они приготовили очень высокий трон с шелковыми подушками и сделали искусные подношения, в силу того, что Джамьянг Кьенце чрезвычайно сильно почитался. Лотер Вангпо лично дал все передачи из Собрание Всех Тантр, когда они подошли к разделу непревзойденных йога тантр. В частности, когда они подошли к введению в природу ума, это было сделано в соответствии с традицией Сакья: они неделю потратили на исследование и тренировку ума, завершив тем, что лама передал свою реализацию ученикам.

В поздние года, когда Джамьянг Кьенце Чоки Лодро обучался примерно у пятидесяти пяти, шестидесяти главных учителей, он сказал, что из всех них, он считает Лотер Вангпо своим коренным гуру, называя его «Ваджрадхара Лотер Вангпо» и говорил, что его доброта была несравнима.

Он получил только раздел непревзойденной (Skt. anuttara) йога Тантры из Собрания Всех Тантр, т. к. в это время его отец, Ябдже Цеванг Гюрме, ждал его почти целый год в Дзонгсаре, приехав туда специально, чтобы даровать ему наиболее важные посвящения и передачи школы Ньингма. Поэтому, не получив остальных разделов, он вернулся в свою резиденцию в Дзонгсар.

Когда он прибыл, его отец, Ябдже Ригдзин Ченпо дал ему передачу Лама Гонгду Сангье Лингпы, Кагье, Чоклинг Терсар, и все главные передачи кама и терма, одна за другой, в течении двух лет.

В возрасте пятнадцати лет, он начал учить некоторых монахов Дзонгсар монастыря, давая им учения по Совершенству Мудрости (Skt. prajnaparamita). Он получил много учений и посвящений от Каток Ситу Ринпоче, который был одним из его главных коренных учителей, а также принял монашеские обеты.

Когда Шечен Гьялцап Ринпоче прибыл в Дзонгсар монастырь, Джамьянг Кьенце получил от него посвящение долгой жизни Кончок Чиду и попросил его остаться в Дзонгсар, что быть получить от него больше учений и посвящений. Шечен Гьялцаб сказал, что не может оставаться, потому что вода в регионе Дзонгсар не была очень хорошей для его здоровья, и он должен был вернуться в Шечен монастырь. Но перед тем как он отправился в дорогу, он сказал: «Ты можешь приехать и увидеть меня там, т.к. ты инкарнация моего учителя, я буду счастлив, передать тебе учения и посвящения, если это твое желание».

Тем летом, он отправился в монастырь Шечен, прибыв во время летнего ретрита. Гьялцаб Ринпоче возглавлял церемонию в главном храме. Джамьянг Кьенце так торопился встретиться с ним, что вместо того, чтобы послать сообщение и ждать официального приветствия, он отправился прямо внутрь храма. Когда он вошел, собрание читало молитву распространения учения Чогьюра Лингпы, известную как Десять Направлений и Четыре Времени (2), а именно они произносили строчку: «Пусть все драгоценные учителя, сияние учения, заполнят все, подобно небесам». Они обратились к нему с просьбой подняться в резиденцию ламы, и Гьялцаб Ринпоче покинул собрание, чтобы присоединиться к нему. Гьялцаб Ринпоче сказал ему, насколько это было благоприятно, что он прибыл в тот момент практики, и повторил те две строчки из молитвы и простерся перед Джамьянгом Кьенце.

Затем они поднялись в ретритное место над Шеченом и установили небольшую хлопковую палатку. Шечен Гьялцаб даровал ему Собрание Садхан (druptap kuntu), Ньингтиг Ябши и Дамнгак Дзо и другие посвящения. Дилго Кьенце Ринпоче также был приглашен в Шечен монастырь в это время, и был возведен на трон Шечен Гьялцабом в своей резиденции.

Шечен Гьялцаб и Каток Ситу оба снова и снова подчеркивали, что для процветания учения в будущем необходимо совершенным образом упрочивать как изучение, так и практику. Они сказали, что без изучения и практики, учение станет безжизненным. В соответствии с их советом, Джамьянг Кьенце решил организовать центр изучения (шедра), ради блага учения и для того, чтобы гарантировать стабильность Дхармы в будущем.

Примерно в это время, короля Дерге, Цеванга Дудула возводили на трон в Дерге Гончен. Все высокие ламы этого региона были приглашены принять участие в церемонии. Джамьянг Кьенце отправился туда, и в это же время там был Кенпо Шенга Ринпоче. Кенпо Шенга учил в Палпунг шедре, однако там возникла небольшая проблема, и он отправился в Дерге. Когда он встретил Кенпо Шенга, Джамьянг Кьенце сказал: «Я думаю организовать шедру в Дзонгсаре, в Кхам-дже и мне будет необходим кенпо. Сможете ли вы приехать»? Какое-то время Кенпо Шенга ничего не говорил в ответ. Затем, через какое-то время, он сказал: «Да. Это будет чрезвычайно благотворно. Я определенно приеду». Позже, Джамьянг Кьенце Ринпоче, припомнив этот случай, сказал, что ничего в его жизни не было столь же благоприятным.

После его возвращения в Дзонгсар, на пятнадцатый день лунного календаря начались работы по восстановлению жилища монахов и храма в Кхам-дже и Храма Трех Семейств Будды (riksum lhakhang), который был установлен Джамьянгом Кьенце Вангпо. В это время Кьенце Лабранг был довольно беден. У них не было много того, что можно было бы продать, за исключением, нескольких мешков зерна, пакетов чая и соли. Конечно, у них были изображения и отображения просветленных тела, речи и ума, но это не были вещи для продажи. Это означало, что когда они начали работу по подготовке земли и т.д., Джамьянг Кьенце Ринпоче должен был отправился в район Хоркок, для того, чтобы поднять фонды.

В течении его путешествий, он посетил дом семьи Лакар, где находился великий тертон Ати Тертон, который читал молитвы для семьи. По просьбе семьи Лакар, Джамьянг Кьенце остановился у них и выполнял практики в течение трех дней. Он выполнил церемонию вызывания духа изобилия (yanguk) и даровал посвящение долгой жизни Чиме Пакма Ньнгтик. Когда он давал посвящение, Ати Тертон также пришел, чтобы получить его. В то время, он не был таким хорошо известным, каким стал позже. Когда закончилось посвящение долгой жизни и все сидели в тишине, Ати Тертон встал и начал спонтанно говорить: «Сегодняшний день чрезвычайно благоприятный», сказал он: «Мы обладаем достаточной удачей, чтобы получить посвящение долгой жизни Чиме Пакма Ньингтик от инкарнации Джамьянга Кьенце Вангпо, который в настоящее время очень юн. Позже, когда Джамьянг Кьенце станет великим ваджрадхарой, эти двое будут частью его собрания дакинь, и в это время даже я имею удачу, немного послужить этому. Это все чрезвычайно благоприятно». Джамьянг Кьенце был полностью ошеломлен этим. «Что говорит этот человек?» спросил он, «Я никогда ничего подобного не слышал»! Однако несколько лет спустя, вспомнив это, он сказал: «Этот тертон, должен был действительно знать кое-что»?

Постепенно Дзонгсар Кхам-дже шедра была закончена, и Шенга Ринпоче стал первым в линии кенпо.

Во многих монастырях Сакья, в восточном Тибете, была традиция посещения главных материнских монастырей в Центральном Тибете. В случае Дзонгсар, это было посещение монастыря Нгор. Итак, в соответствии с этой традицией, когда ему было около двадцати четырех, лет Джамьянг Кьенце Чоки Лодро отправился в Центральный Тибет и посетил множество святых мест в регионе, вместе с группой своих сопроводителей.

Когда он прибыл в великий монастырь Нгор, как последователь линии Тарце, он остановился в резиденции Тарце Шапдрунг, и будучи там, он получил учения Ламдре Цокше (3). Так же, как его предшественник Джамьянг Кьенце Вангпо, который был высочайшим практиком мантры, бхикшу ваджрадхарой, он отправился в Оргьен Миндролинг, для того, чтобы получить полное монашеское посвящение от Кенпо Нгаванг Туптен Норбу.

Когда он отправился в Лхасу, он встретился с Тринадцатым Далай Ламой и регентом, и посетил три священных места: Самье, Джоканг и Трамдрук, везде делая обширные подношения. Ему было двадцать четыре, когда он прибыл в Центральный Тибет, двадцать пять, когда он принял полные монашеские обеты, и ему должно быть около двадцати шести, когда он вернулся в Восточный Тибет.

На своем пути обратно, в Восточный Тибет, он проходил через Чамдо, где его встретил и пригласил в Джампа Линг, великий и реализованный мастер, предыдущий Чамдо Пакпа, для того что бы дать ему серию посвящений. И хотя, Чамдо Пакпа был очень высоким ламой школы Гелуг, он прибыл получить посвящения. Чамдо Пакпа, произнося в честь него речь, перед обширным собранием людей из этого региона, он заявил: «В настоящее время в Тибете нет более великого ламы, чем Джамьянг Кьенце Чоки Лодро». Некоторые из наиболее решительно консервативных геше были шокированы от такого заявления, услышанного от великого Чамдо Пакпа, и начали рыдать от преданности. Представители местного правительства также попросили Джамьянга Кьенце выполнить определенные практики для удаления препятствий.

Он также проходил через два местопребывания инкарнаций Чогьюр Дечен Лингпы, монастыри Нетен и Кела. От второго Нетен Чоклинг Нгедон Друбпе Дордже, ученика Джамьянга Кьенце Вангпо, он получил много посвящений, включая Дзогчен Де Сум и Тукдруб Барче Кунсел. Во время того, как он оставался там, Нетен Нгедон Друбпе Дордже поднес Джамьянгу Кьенце Чоки Лодро своего собственного помощника, которого звали Церинг Вангьял, который до сих пор жив, и находится в Кхаме, ему 92 года, однако тогда ему было всего тринадцать лет. Мальчик не мог сразу же отправиться с Джамьянгом Кьенце потому, что его мать не хотела его отпускать, однако он прибыл в Дерге несколько лет спустя, и с того времени служил Джамьянгу Кьенце. Сейчас он широко известный и почитаемый человек в Кхаме.

Затем он прибыл в Кела, местопребывании другой инкарнации Чогьюра Лингпы, Кела Чоклинг Кончок Гюрме Тенпе Гьялцен, от которого он получил Ригдзин Сокдруп Лхацуна Намка Джикме и Тукдруп Сампа Лхундруп и другие передачи.

На обратном пути в Дерге, он услышал новости о том, что Каток Ситу Ринпоче ушел в паранирвану. Когда он услышал это, Джамьянг Кьенце молился снова и снова, и он объединил свой ум с умом своего учителя. Как результат этого, Ситу Ринпоче, действительно появился перед ним и в течение нескольких дней, передавал ему все свои окончательные наставления и нескончаемые советы. В течение нескольких следующих лет, у него было много видений днем и ночью, во снах, в которых Ситу Ринпоче появлялся перед ним и давал ему советы. Это ясно описано в собственной автобиографии Джамьянга Кьенце. Он говорит, что они могли общаться, когда бы он ни захотел, что было несомненным знаком, что их умы мудрости нераздельно слились.

Когда он вернулся в Дзонгсар, он послал сообщение, уведомляющее Шечена Гьялцаба Ринпоче, о его невредимом возвращении, а также он сообщил ему, что путешествие в Центральный Тибет было удачным. В ответ, Гьялцаб Ринпоче отправил письмо, в котором говорилось: «Каток Ситу Ринпоче ушел и я очень стар и близок к смерти. Учения Ньингма находятся в опасности исчезновения, подобно лампе, в которой все масло было израсходовано. Ты должен взять ответственность по заботе об этих учениях всем своим несравнимым состраданием». Действительно, в 1926 году, ушло не меньше, чем семь великих мастеров, включая Кармапу Какьяб Дордже, Каток Ситу Ринпоче, Шечен Гьялцаб Ринпоче и Додрупчен Джикме Тенпе Нима (4).

Когда ушел Шечен Гьялцаб Ринпоче, Джамьянг Кьенце был приглашен в Шечен, для выполнения ритуалов гонг дзок (осуществление намерений) и возведения ступы с мощами. Он провел первую ночь своего путешествия в месте, называемом Павок, где у него было чистое видение тела мудрости Гьлцаб Шераба, который передал ему полную передачу посвящений и наставлений из Сокровищницы Драгоценных Терма, а также передал ему устные советы. В том же видении, он ясно видел все детали того, где переродится реинкарнация, включая подробности дома, с его особенными молитвенными флагами и так далее. Когда он прибыл в Шечен, он благополучно провел все ритуальные практики.

За некоторое время до его путешествия в Центральный Тибет, когда в Дзонгсар возник небольшой конфликт между сторонами, поддерживающими разные инкарнации Кьенце, Каток Ситу прибыл в Дзонгсар и сказал Джамьянгу Кьенце: «Возможно, ты не должен оставаться. Я думаю, будет лучше, если ты вернешься обратно в Каток». Тулку Лодро, как он был известен тогда, размыслил над этим некоторое время, и затем сказал: «Всю свою жизнь, до этого момента, я никогда не делал ничего против вашего желания, но т.к. этот вопрос чрезвычайно важен, я должен действительно хорошо подумать над ним. Когда я впервые прибыл сюда, в Дзонгсар, это были вы, кто утвердил меня здесь. Я пробыл здесь небольшое количество времени, однако не будет правильным, для меня, покидать мое место из-за таких мелочей. Я должен остаться и делать все возможное для того, чтобы служить монастырю. Пока вы находитесь в монастыре Каток, там нет ничего, что я мог бы делать такого, что вы сами не могли бы сделать, даже лучше, чем я. Однако, в случае, если вы не сможете больше оставаться там, по каким-либо причинам, я обещаю вернуться на целые пятнадцать лет и сделать все, что я могу, чтобы послужить монастырю». Каток Ситу Ринпоче был совершенно потрясен этим. На какое-то время он лишился дара речи, затем со слезами на глазах, он сказал: «Я старше, чем ты, и я полагал, что знаю больше чем ты. Но после того, что ты только что сказал, ты доказал, что ты умнее, чем я. Ты не смог бы принять лучшего решения, чем это».

Итак, теперь Джамьянг Кьенце отправился обратно в Каток, где он закончил строительство Храма Махамуни, с его огромной статуей будды, которую начал строить сам Каток Ситу, также как трех ярусную модель чистой земли Гуру Ринпоче Зангдопалри, сделанную из меди, покрытую золотом, также он контролировал производство почти двух тысяч тханок. В шедру он пригласил Кенпо Нгачунга. Вкратце, в течение пятнадцати лет он работал на благо монастыря Каток, и выполнил видение своего учителя. После ухода Каток Ситу, соблюдение монашеской дисциплины пришло в упадок, и было тяжело наблюдать все различные дома в монастыре. Поэтому Джамьянг Кьенце назначил Кенпо Кунпала, ученика Мипама Ринпоче, вместе с Кенпо Джорденом и Кенпо Нуденом взять управление в свои руки, и они установили очень строгую дисциплину.

Монастырь Каток был великим местом с историей, протяженностью почти в тысячу лет (5) и огромным богатством священных объектов, представляющих тело, речь и ум. Поэтому Джамьянг Кьенце чувствовал, что они должны составить опись всех монастырских сокровищ. Там было так много сокровищ, что опись всего лишь в одной комнате заняла полных три месяца.

В это время он проводил всего несколько месяцев в году в Дзонгсаре, а большинство времени оставался в Катоке. В Каток он был очень строг и сурово наказывал людей за нарушение правил. В Бире есть один старик, которого зовут Друпа Рикгьял, который в то время был монахом. Он говорит, что хотя мы все знали, что Джамьянг Кьенце был величайшим бодхисаттвой в мире, в Каток он был настолько гневным, что монах был напуган, словно Ямой, повелителем смерти. Он рассказывал мне, что всегда, когда они слышали новости о том, что тулку Лодро прибывает из Хоркока, целая долина дрожала от страха.

Когда инкарнация Каток Ситу Ринпоче была узнана Пятым Дзогчен Ринпоче Тубтен Чоки Дордже, в соответствии с собственным видением Джамьянга Кьенце, Кьенце Ринпоче и Кхенпо Нгакчунг выполнили детальную церемонию возведения его на трон. В это время, благодаря огромной заботе о монастыре Кьенце Ринпоче, а также тому, что там преподавал и был ответственен за обучение Кхенпо Нгакчунг, они подготовили немыслимое количество образованных ученых. На кануне возведения на трон, Кьенце Ринпоче и Кенпо Нгачунг сказали кенпо, которого звали Джамьянг Лодро, что он должен будет произнести речь на следующий день, во время церемонии, на тему Совершенство Мудрости. Перспективы произнесения речи в присутствии этих двух великих мастеров было достаточно, что бы испугать его до потери сознания. Он не спал всю ночь, размышляя о том, что он собирается сказать, но ему ничего не приходило на ум. К тому времени, когда взошло солнце, он чувствовал сильный порыв убежать прочь, но он решил, что это не подходящий вариант. Когда он вошел в храм, он увидел держателей трона Катока, таких как Дриме Шингкьонг Гонпо и инкарнацию Геце Махапандиты, также как Джамьянга Кьенце Чоки Лодро и Кенпо Нгачунга, а также инкарнацию Ситу Ринпоче, сидящую на троне. Джамьянг Кьенце сказал ему: «Ты чрезвычайно сведущ в писаниях, но у тебя нет денег, поэтому ты не в состоянии купить дорогую одежду. Сегодня, для того, чтобы создать правильную благоприятную связь, я одолжу тебе свою собственную». Джамьянг Лодро взял одежду и сел, но он больше не осознавал, как или где он сидит. Затем, когда на праздновании были поднесены все виды прекрасных чаш, наполненных чрезвычайными изысканностями, пришло его время говорить. Его ум был абсолютно пуст, но он произнес несколько молитв ламе, и надел одежды, которые ему дали. Когда он поднялся для того, чтобы говорить, он обнаружил, что все его страхи исчезли. Он три раза простерся и, закрыв свои глаза, начал свою речь с прибежища. Когда он говорил, у него не возникали мысли относительно времени, он просто полностью сконцентрировался, на том, о чем он говорил. Ему сказали говорить очень детально, поэтому он дал наиболее подробное учение, какое только мог. В конце концов, один из помощников Джамьянга Кьенце, которого звали Джамдра, поднялся к нему и сказал, что пришло время остановиться. Они поднесли ему очень длинный кхадак. Когда он открыл свои глаза и посмотрел наверх, он увидел, что уже было темно, и сияли звезды. Он начал свою речь утром, сразу же после рассвета!

Когда Джамьянг Кьенце, реинкарнация Ситу Ринпоче и Кхенпо Нгакчунг удалились в свою резиденцию, они все согласились, что учение о праджняпарамите было замечательным. Они сказали, что это был ясный знак, что вся работа, которую они проделали в монастыре Каток, была успешной. С того времени до разрушения китайской красной армией, Джамьянг Кьенце продолжал присматривать за делами в монастыре Каток.

Линия передачи Ламдре Цокше держалась монастырем Нгор, однако Джамьянг Кьенце, по-прежнему хотел получить необычайную линию Ламдре Лопше (6), которая шла от Джамьянга Кьенце. Королем среди всех держателей этой особенной линии устных наставлений был Гатон Нгаванг Лекпа. И хотя Джамьянг Кьенце встретил его в Гакхоке, Гатон Нгаванг Лекпа был специально приглашен в Дзонгсар, где он передал учения Ламдре Лопше, наделенное «четырьмя достоверностями».

В прошлом, Гатон Нгаванг Лекпа прибыл в Дзонгсар монастырь с намерением получить эту передачу Ламдре Лопше от Джамьянга Кьенце Вангпо, но был вынужден ждать несколько лет. В течение этого времени его игнорировали и даже считали непригодным для того, чтобы пускать на собрание. Монахи Дзонгсара и люди из местной долины прозвали его Гамбема, что означает что-то вроде «бродяга», потому, что он смотрелся таким оборванным, его одежда была вся разорвана и в лохмотьях. Когда его пригласили обратно в Дзонгсар, для передачи учений Джамьянгу Кьенце, люди говорили: «В наши дни, кажется, даже такого как Гамбема называют «Джамгон Ринпоче» и обращаются как с великим сановником».

Когда Нгаванг Лекпа пребывал Дзонгсаре в первый раз, Джамгон Конгтрул Лодро Тае нанес визит Джамьянгу Кьенце Вангпо. Все монахи ламы выстроились линией в процессию, чтобы принять Джамгона Конгтрула, который был в то время очень стар и вынужден был идти очень медленно с помощью двух помощников. Когда он подошел к тому месту, где в толпе стоял Гамбема, он немного отдохнул, и когда он стоял там, он пристально взглянул в небо и затем отхаркнул мокроту и сплюнул ее на землю. Гамбема немедленно подскочил, взял мокроту в свою руку и съел ее. В этот момент он пережил реализацию естественного состояния, такую же обширную как пространство. Это означало, по сути, что он был учеником обоих Джамьянга Кьенце Вангпо и Джамгона Конгтрула. Позже, он стал величайшим живущим мастером традиции Сакья, который, своим безмерным почитанием традиции Сакья, обширно служил традиции.

Лама Джамьянг Гьялцен, из области Гакхок, который был невероятно образованным и реализованным мастером, а также строгим монахом, также был учеником Нгаванга Лекпа. Как однажды, Нгаванг Лекпа Ринпоче обходил комнаты своих учеников, и открывал коробки с торма, для того, чтобы посмотреть, что они практикуют. Когда он зашел в комнату Джамьянга Гьялцена, он обнаружил торма ламы, идама и дакини Лонгчен Ньингтик. Когда он увидел это, он подумал про себя: «Джамьянг Гьялцен невероятно образованный. У меня была мысль, что он будет продолжать поддерживать традицию Сакья, и сделает огромный взнос в ее развитие в будущем. Сейчас же он практикует Ньингтик! Кажется, что наиболее образованные и реализованные держатели традиции Сакья становятся последователями школы Ньингма. Традиция Ньингма становится также хорошо известна как солнце и луна, в то время, как школа Сакья приходит в упадок». Он был настолько озабочен этой ситуацией, что с трудом заснул.

Позже Лама Джамьянг Гьялцен прибыл в Дзонгсар и встретился с Джамьянгом Кьенце Чоки Лодро и Понлопом Лотером Вангпо и спросил их, что бы он мог сделать для поддержки традиции Сакья. Лотер Вангпо и Джамьянг Кьенце оба сказали: «Если ты действительно хочешь внести вклад в школу Сакья, тогда ты должен опубликовать собрание работ Горампы». (8) Так как тибетское правительство давно наложило запрет на издательство писаний Горампы, Лама Джамьянг Гьялцен вынужден был потратить много лет на поиски по всему Центральному Тибету, прежде чем он нашел все тексты, и приготовил их отправить их обратно в Кхам. Он сложил все книги вместе в мешок и привязал его к спине мула и отправился в путь. Когда он достиг области Дерге, о должен был пересечь узкий мост над рекой Дричу, однако, когда он переходил его, мул заснул и упал, и вместе с ним ушел мешок с текстами. Он призвал Джамьянга Кьенце Чоки Лодро, Праджняратну (9), Четырех-рукого Махакалу, надел свои одежды и свою шляпу и начал молиться. И когда он молился, мул чудесным образом вышел на берег.

Когда они приступили к работе по опубликованию писаний Горампы, возникло множество препятствий, поэтому Джамьянг Кьенце, Лама Джамьянг Гьялцен и собрание из 108 монахов собрались на двадцать пятый день месяца в храме защитника Намгьяла, в монастрыре Дзингкхок, чтобы выполнить сотни тысяч подношений свершения защитнику Праджняратне. Для людей, которые смотрели на расстоянии, это смотрелось, будто храм пылал в огне, и множество людей прибыло верхом на лошадях, чтобы увидеть происходящее. В конце практики, все препятствия были подавлены. Вы должны знать о том, что собрание сочинений Горампы сегодня доступны всецело благодаря доброте Джамьянга Кьенце Чоки Лодро.

Храм защитника Дзинга Намгьяла Гонкханга был основан Чогьялом Пакпой (10), в то время, когда он путешествовал в Китай, и считался исключительно священным. Со временем, он стал немного обветшалым, поэтому Джамьянг Кьенце решил восстановить его. Когда реставрация была закончена, он прибыл вместе, примерно, с двадцатью монахами, чтобы совершить ритуал посвящения рабнэ. Когда подошло время раздела практики по рассеиванию создателей препятствий, чопён подносил благовония перед изображением, Джамьянг Кьенце сконцентрировал свой ум мудрости и изображение Махакалы, которое высотой, примерно, в два этажа, начало сотрясаться. Мастер церемоний, который стоял напротив статуи с благовониями, подумал, что началось землетрясение. Он побежал и выпрыгнул в окно.

У Джамьянга Кьенце Чоки Лодро была особенная связь с проявлением мудрости Махакалы, известной как Праджняратна (Gurgyi Gonpo), который проявлялся перед ним в течение всей его жизни, делая предсказания, защищая его от препятствий и т.д.

В монастыре под названием Дра Гон, который находился за Дерге Гончен, был ретритный центр устной линии Сакья, пришедший в ветхость. Джамьянг Кьенце использовал свои собственные средства, вместе с пожертвованиями Короля Дерге, чтобы инициировать восстановление центра. С того времени, до разрушения в 1950х годах, он стал важным центром практики.

За несколько лет до этого, Джамьянг Кьенце видел, что его активность становится чрезвычайно обширной, и что его слава и репутация распространяется по всему Тибету. Он понял, что нуждается в ком-то, кто будет помогать ему во всех его различных проектах. Им стал его собственный племянник, Цеванг Палджор, который был выбран, чтобы стать его секретарем и личным помощником, в возрасте всего лишь тринадцати лет.

Когда они восстанавливали ретритный центр в Дра Гоне, они столкнулись со множеством препятствий. Когда Джамьянг Кьенце прибыл на место, он увидел, что это было по причине присутствия в храме защитника Шугдена. В один из дней Джамьянг Кьенце принял гневную форму и изгнал Шугдена из защитников храма в Дерге Гончен. Существует множество изумительных историй, которые можно рассказать на тему Джамьянга Кьенце и Шугдена, но мне кажется это неуместным.

Джамьянг Кьенце Чоки Лодро считал, что у него было пять основных коренных учителей. Среди всех остальных тот, кто ввел его в природу естественного состояния ума, и поэтому его доброта превышала всех остальных, был Ваджрадхара Лотер Вангпо. Лотер Вангпо был настолько низким и полным, что когда он давал посвящения, он не мог исполнять некоторые мудры ваджром и колокольчиком, и когда он садился на трон, он не мог сидеть со скрещенными ногами. Те, кто обладал верой и преданностью, видели его как Махакалу. Его вторым коренным учителем был |Каток Ситу Ринпоче. Третьим был Шечен Гьялцаб Ринпоче, Гюрме Пема Намгьял. Четвертым был Додрупчен Джикме Тенпе Нима.

Когда Джамьянг Кьенце прибыл в Додруп Гар, Додруп Ринпоче уже принял обеты никогда не покидать своего места уединения, и никогда не говорить ни кому, ни слова мирской речи весь остаток своей жизни. Когда Джамьянг Кьенце прибыл туда, была организована искусная приветственная процессия, и Додруп Ринпоче сам вышел к внешней двери своего места уединения со своими двумя помощниками. Когда они вошли внутрь и сели, Додрупчен Ринпоче сказал после некоторой паузы: «Ты устал»? Это были единственные слова мирской речи, произнесенные им в течение своей поздней части своей жизни.

Затем Джамьянг Кьенце получил множество посвящений и учений из Ньингтик. Во время Палчен Дюпа, Додруп Ринпоче дал ему секретное имя Пема Еше Дордже, которое было выбрано, как указание того, что он был не только инкарнацией Джамьянга Кьенце Вангпо, но также и До Кьенце Еше Дордже.

Примерно в это же время, Джамьянг Кьенце отправился посетить тертона, широко известного, как Тертон Согьял, однако чье имя-терма было Лераб Лингпа. Он получил все посвящения и устные передачи терма, открытых Лерабом Лингпой, которые только мог. Лераб Лингпа был болен в то время, и для своего исцеления, он попросил, чтобы в монастыре Дзонгсар была начитана сто слоговая мантра столько раз, сколько возможно. Записано, что, когда это было сделано, его болезнь прошла, и его здоровье значительно улучшилось. Даже после ухода Лераба Лингпы в паранирвану, он продолжал появляться по многим поводам Джамьянгу Кьенце, в своем теле мудрости, и даровал все оставшиеся посвящения, которые он не мог передать прежде.

От Адзома Друкпы Ринпоче Нацок Рандрола, он получил посвящения и передачи из Ньингтик Ябши и других циклов, и их два ума слились как один. Вместе с Гьяронг Тулку он получил учения по Еше Лама, посвящения созидательного потенциала чистой осознанности (rigpe tsal wang) и посвящение долгой жизни Кончок Чиду от Пятого Дзогчен Ринпоче, Тубтена Чоки Дордже. Как я сказал раньше, Джамьянг Кьенце также получил огромное количество посвящений от своего собственного отца. Учителем, от которого он получил большинство своего академического образования, по Мадхьямике, трактатам Майтреи и другим аспектам Буддийской философии, был Кенпо Купал. От тулку Таши Палджор, более известного как Дилго Кьенце Ринпоче, с которым он был един в уме мудрости, он получил посвящения и устные наставления Сокровищ Учений Тантр Кагью (kagyu ngak dzo) и множество собственных глубоких терма Дилго Кьенце Ринпоче. От Чатрала Ринпоче Сангье Дордже, который до сир пор жив, он получил передачу учений терма Сера Кандро.

В действительности, он был готов получить посвящения от любого, держателя непрерывной линии, незагрязненной нарушениями самай, не взирая на статус или известность держателя. Если вы взгляните на список его учителей, от которых он получал посвящения, устные передачи и комментарии на тексты, даже короткий перечень, данный в его автобиографии, приведет вас в изумление. И этот список не содержит всех передач, которые он получил. В действительности, полный перечень всего, что он получил, составляет полных три тома.(11)

Если мы рассмотрим его вклад в сохранение традиции обучения, то он организовал шедру Кхам-дже в Дзонгсаре. Благодаря его великой доброте, основалась эта шедра, и появилось множество кенпо, даже в наши дни, некоторые из них являются одними из самых образованных мастеров Тибета. Начиная с первого кенпо, великого Кхенпо Шенга, и до Кенпо Кунга Вангчука, который в настоящее время является главой Института Дзонгсар в Индии, было тринадцать кенпо. Среди тех, кто проходил через шедру были Кенпо Апе, Кенпо Ринчен (12), Кенпо Педам(13) вТибете, и Донгтонг Тулку, который сейчас живет в Сиэтле. Даже Намкай Норбу Ринпоче, который в эти дни очень известен на западе, какое-то время учился в шедре Кхам-дже. Кенпо, которые закончили обучение в Кхам-дже, также организовали много своих собственных учебных центров в Тибете. Также Джамьянг Кьенце организовал великую шедру Гьюде в Катоке, которая, также принесла огромную пользу учению.

В Кармо Такцанге, он организовал большой ретритный центр для практики сущностных наставлений из восьми великих колесниц линии практики, и главным образом для практики терма, открытых Джамьянгом Кьенце Вангпо и Джамгоном Конгтрулом. Многие из старых ретритных мастеров, которые практиковали там, до сих пор живы. Благодаря восстановлению ретритного центра в Дра Гон, он обеспечил продолжение линии практики Сакья Ньенгью до наших дней.

Если мы обратим внимание на статуи и изображения, сделанные благодаря нему, то это была статуя Великого Майтреи в Кхам-дже, у которой, только, размер лица был в тринадцать раз больше длинны головы Джамьянга Кьенце. Шакабпа писал в своей знаменитой истории Тибета, что это была крупнейшая в Восточном Тибете статуя Будды из меди и золота. Он также организовал храм, названный Це Лхаканг. Если мы попытаемся перечислить все ступы, которые он построил, статуи и тханки нарисованные по его поручению, или книги, которые он напечатал и копировал, мы не будем в силах сделать это. Даже Цеванг Палджор, секретарь Джамьянга Кьенце, который работал над этими проектами большинство своей взрослой жизни, не был способен перечислить все.

Когда эти образы были готовы, он не держал их в своем собственном монастыре, но посылал их туда, где в них больше всего нуждались. Вряд ли можно найти какой-либо монастырь в Кхаме, который не получал подношений образов, книг и ступ, как отображение просветленных тела, речи и ума от Джамьянга Кьенце.

Если мы обратим внимание на то время, которое он провел, практикуя в ретритах, то на протяжении всей своей жизни он проводил в ретритах зимнее время, а также несколько лет своей жизни он полностью посвятил ретритной практике. Если вы взгляните на его биографию, и на все практики, которые он выполнял, вы не сможете найти ни одной практики, по которой он не завершил бы начитку. Он завершил начитку по наиболее важным практикам три или четыре раза. Названия этих практик перечислены в его автобиографии. Например, он начитал Дуккар Чокдруп десять тысяч раз.

Реализации, которых он достиг, как результат его практики не сравнимы ни с каким другим мастером в Тибетской истории. Мы можем говорить это, в силу того, что количество его писаний не сравнимо ни с чем. Могли бы быть мастера, которые имели бы большие переживания, но ничего не записали, но мы не можем так сказать. Он оставил один большой том, в котором описаны все его видения, пророческие сновидения и тому подобное. К сожалению, это покрывает только две пятых его жизни. Кенпо Кунга Вангчук сделал копию, и затем опубликовал, как секретную биографию в одном большом томе. В линии Ньингма Лонгчен Ньинтиг, хорошо известно, что Лонгчен Рабжам появлялся в видениях Джигме Лингпе три раза, в течение которых, он давал ему посвящения и благословлял его тело, речь и ум. Тогда как, в записях, которые мы имеем, Джамьянг Кьенце упоминает не меньше, чем семнадцати видений Лонгчен Рабжампа, и это только в той части его жизни, которая записана. Если посмотрите на список мастеров или божеств, которые являлись ему и давали пророчества и тому подобное, будет тяжело найти мастера или божество любой традиции Сарма или Ньингма, которое не упоминалось бы. Если бы я начал здесь перечислять их все, мы исчерпали бы все время.

Вся вселенная явленного и существующего проявлялась для него как безграничная чистота. Например, когда он поднялся на вершину Тигрового Холма, который находится над Даржилингом, для того, чтобы встретить рассвет, лучи солнца проявились в форме Вималамитры. Когда он приехал в Бодхгаю, в то время как он приходил к статуе Будды, у него было видение Будды Ваджрадхары в сердце Будды, и Будды Самантабхадры в сердце Ваджрадхары. Когда он зашел в храм в Бодхгае, он увидел четырех рукого Махакалу, который обратился прямо к нему и потребовал торма. Он понял, что у него не было текста подношения торма, однако он сказал своему мастеру ритуалов Лодро Чокдену, что будет хорошо, если они прочитают текст Махакала Тантра из Кангюра, что они и сделали. Когда он молился под деревом бодхи, у него было отчетливо ясное видение, в котором он видел всех 1002 будд этой кальпы, вместе с их последователями – швараками и учениками, состоящими из мужчин и женщин. Когда он прибыл в пещеру махасиддхи Шаварипы, на кладбище Прохладная Роща, у него было прямое видение Шаварипы и он получил посвящение его ума мудрости, и все его тело тряслось. Свидетелем этого был Гонпо Цетен. Когда я спросил об этом Гонпо Цетена, он сказал, что видел Джамьянга Кьенце пристально смотрящего в пространство и произносящего «А!», в это время его тело начало трепетать, и он начал беспокоиться, что его мастер может заболеть.

К сожалению, я не могу говорить много об этой секретной биографии, и обо всех его видениях в деталях, т.к. это может занять, по крайней мере, целую неделю.

23, 24 августа 1996 года, Лераб Линг.

  • (1) Если мы переведем это имя, оно будет обозначать приблизительно Благородная Мелодия (Manjugosha) Мудрости и Любви, Понимающий Дхарму, Славное и Превосходное Знамя Несектарного Учения.
  • (2) Эта молитва также называется Устремление Мандалы Ваджрадхату.
  • (3) В начале шестнадцатого столетия, учение Ламдре (путь и его Плод) развилось в две главные линии передачи: широко представленная, известная как цокше и секретная, известная как лопше.
  • (4) Тертон Согьял Лераб Лингпа тоже ушел в тот же самый год, согласно некоторым расчетам.
  • (5) Каток монастырь был основан в 1159 году Дампа Дешеком.
  • (6) Сотрите примечание 3.
  • (7) Достоверность учителя, прямого переживания, и писания (т.е. Хеваджра Тантра) и сокровища (т.е. Ваджрных Стихов Вирупы). Для более полной информации о Гатон Нгаванг Лекпа и учениях Ламдре, смотрите Три Уровня Духовного Совершенства Дешунга Ринпоче.
  • (8) Горампа Сонам Сенге 1429-1489. Один из величайших философов в истории Тибета, чьи работы сейчас составляют большую часть курса обучения в Дзогсар шедре, в Бире, Индия.
  • (9) Гургуй Гонпо, защитник Сакья.
  • (10) 1235-1280. В иерархии Сакья признан как правитель Тибета Кублай Кхан.
  • (11) Этот перечень всего полученного им (sen yik) не был найден в его собрании сочинений. Это наиболее важная из потерь работ Джамьянга Кьенце Чоки Лодро, которая не была принесена из Тибета. Другие потерянные работы: путеводитель по местам паломничества Центрального Тибета и его дневник. Также он говорил, что написал комментарий на Гухьягарбха Тантру, но она также была потеряна.
  • (12) Учитель Дзонгсара Кьенце Ринпоче, Дзигар Конгтрула Ринпоче, Чоки Нима Ринпоче и многих других лам.

(13) Т.е. Кенпо Пема Дамчо.

Ссылки

Ссылки на зарубежные источники

Jamyang Khyentsé Chökyi Lodrö Series on Lotsawa House

См. также