Перейти к: навигация, поиск

Джигме Гьялва Ньюгу

Версия от 07:51, 15 апреля 2008; Sherab (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Джигме Гьялва Ньюгу

Джигме Гьялве Ньюгу 1765 – 1843

Джигме Гьялве Ньюгу был великим практиком медитации и Бодхисаттвой. Он был один из двух мастеров, которые были ответственны за распространение традиции Лонгчен Ньингтиг по всему Тибету, особенно в восточной части Тибета. В своей молодости он был известен как Пема Кунсанг и позже как Джигме Гьялве Ньюгу, Бесстрашный Сын Победоносного (Будды).

Гьлве Ньюгу родился в год деревянной птицы тринадцатого рабжунга (1765) в группе кочевников Геце в Долине Дзачука. Его отец был Огьен Таши из клана Манге линии Донг, а его мать была Таши Кюи из клана Авё. Дзачука – это долина вокруг истока реки Дза (Nyak Ch’u/Yalung). Гьялве Ньюгу был вторым ребенком из девяти. С детства у него не было интереса к мирским развлечениям. Весной, когда он видел дождевые облака, проплывающие по небу, и слышал мягкие раскаты грома, он переживал непереносимое побуждение уйти в одинокое место на вершину высокой горы и посвятить себя медитации о Дхарме. Все в его семье хотели, чтобы он был просто хорошим хозяином, за исключение матери, которая была очень религиозной и которая пыталась поддержать его в его устремлении в Дхарме.

В двенадцать ему представился шанс выучиться читать. В четырнадцать, он совершил паломничество в Лхасу, в Самье, и множество других мест и благополучно вернулся обратно. В пятнадцать он получил наставления по Дзогпа Ченпо и по Цасум Сангва Ньинтик(Tsasum Sangwa Nyingthig) от Геце Лама Ригдзин Гьяцо (? – 1816). Лама сказал ему: «Все что тебе надо для улучшения твоей медитации на природу ума – это только поддерживать, то что ты уже осознал». У него были удивительные видения и он был способен предвидеть много событий, которые произошли в будущем.

В шестнадцать лет он был вынужден присоединиться к своему старшему брату в его деловом путешествии. Во время того, когда они были в Центральном Тибете, он и его друг пытались сбежать, чтобы практиковать Дхарму, но его поймали и отправили обратно в Кхам. В восемнадцать он совершил стодневный медитационный ретрит. В девятнадцать его старший брат умер. Это событие, более чем какие либо другие, решительно повернуло его ум по направлению к Дхарме, но Лобсанг Чокьенг, вождь клана Геце и его родственники начали оказывать на него сильное давление, чтобы он женился и взял заботу о семье на себя. До сих пор он не уступал ни одного дюйма в своей решимости покинуть жизнь домохозяина.

Теперь не было возможности посвятить свою жизнь Дхарме, если бы он оставался в Кхаме, и он бежал в Центральный Тибет с другом по имени Ригдзин, практикующим медитацию из клана Барчунг. Он сумел взять с собой серебряный слиток, для из расходов. Он путешествовали через Чабдо, Дрикунг, Гаден, Ямалунг, Самье и достигли Лхасы. Гьялве Ньюгу был не только наделен духовной мудростью, но также был очень умным и практичным. Его друг Ригдзин, был очень верующим и духовным, но абсолютно непрактичным и даже не имел способности собрать дрова в горах. В Лхасе вор в монашеских одеяниях сказал, что он хочет обменять серебряный слиток на деньги. И в один день, когда Гьялве Ньюгу не было, вор пришел к Ригдзину и преложил обменять серебряный слиток на монеты, по такому курсу которому они хотели. Ригдзин достал слиток и вор исчез вместе с ним. Таким образом, за исключением подаяния от других людей, у них небыло никаких средств для существования. Вместо нагоняя на своего друга, Гьялве Ньюгу утешил его сказав: «мы потеряли серебро потому, что у нас не было достаточно заслуги владеть им и использовать его».

После того, как они пересекли Драк Янгдзом, они достигли Самье. Там они встретили Первого Додрупчена, которого Ригдзин знал еще в Кхаме. Додрупчен посоветовал им: «Вы дети богатых семей….Вы можете медитировать со мной в Чимпу, когда я туда отправлюсь, но перед медитацией вы должны получить надлежащие наставления. Есть лама, который знает все без каких либо помрачений, также он дает учения согласно нуждам учеников, вне зависимости есть ли у них материальные подношения. Это мой лама, Кьенце Ринпоче (Джигме Лингпа). Я пошлю вас нему с письмом. Будьте счастливы».

Следуя совету Додрупчена, они отправились в Церинг Джонг и увидели Джигме Лингпа. Гьялве Ньюгу пишет, что когда он увидел Джигме Лингпу, в то же мгновение все его чувства растворились в переживании радости, как если бы он обрел путь прозрения. Затем в течении пятнадцати дней они получали посвящение Rigdzin Dupa, лунг на Yonten Dzo и детальные наставления по медитации Дзогпа Ченпо, согласно зрелости своего ума (sMin Khrid). Затем они вернулись в Самье к Додрупчену. После короткого поломничества, они отправились в Цанг, посетить прославленного Гомчен Кузап, Ригдзин Пема Ше-ньен. По дороге, хотя они и не знали как плавать, они поместили Ригдзина между Додрупченом и Гьялве Ньюгу и пересекли реку Кьючу. Гьялве Ньюгу думал потом, что это им удалось только благодаря благословению Трех Драгоценностей. В Цанге они получили много передач Чангтер от Пема Ше-ньена и передачу Чод от Друпчена Туптена Тендзина.

Затем Додрупчен планировал отправиться в одиночестве в Лхасу, чтобы встретиться со своим другом и затем вернуться в Кхам. Гьялве Ньюгу настоял на сопровождении его до Лхасы. По дороге Додрупчен серьезно заболел, но воспринял свою болезнь с большой радостью и это сильно вдохновило Гьялве Ньюгу. Из Лхасы Гьялве Ньюгу отправился в монастырь Дордже Трак, что бы присоединиться к Пема Ше-ньеу, который давал передачу Ригдзин Ченмо. Затем они вернулись в Цанг.

В Трак Ерпа Гьялве Ньюгу встретил ламу в порванной, состоящей из заплат одежде. От простого взгляда на этого ламу, в нем родилась сильная вера, как если бы он увидел Гуру Ринпоче по плоти. Лама дал ему пояснения по его медитации и предсказал, что в раннюю часть своей жизни Гьялве Ньюгу не будет оставаться на одном месте, но потом, в поздней части у него не будет возникать желания покинуть долину, смотрящую на юг, и там он доведет до конца выполнение целей для себя и других.

Гьялве Ньюгу отправился Церинг Джонг и получил множество передач и посвящений от Джигме Лингпа. Согласно совету Джигме Лингпа, после получения посвящения Юмка, он предпринял тяжелое путешествие к священным горам Цари. По дороге он медитировал в священных местах по неделе или более того. Так как он отдал свою обувь нищему за долго до этого, когда он приближался к Цари, он вынужден был путешествовать босиком, даже по снегу. Его ступни стали твердыми и потеряли форму, так когда некоторые дети видели отпечатки его ступней на тропинке, они оглядывались, в страхе думая, что это были отпечатки ноги монстра. В таких трудных условиях, он отправился обходить вокруг гор Цари, что заняло много дней. В одном месте, рискуя своей безопасностью, он спас несколько человек, которые были погребены под снегом, в ходе обхождения Цари. Несмотря на боль и страдания он продолжал воспринимать все проявляющееся как Самбхогакаю, тело света и лучей Будды, которое естественно проявляется без дуалистических концепций.

Девять месяцев он медитировал в полном уединении в Цари. В начале он ел немного цампы три раза в день с супом сделанным из коры дерева. Спустя какое то время он ел цампу раз в день. Когда вся цампа закончилась, он варил старые торма или засохшие подношения, которые он подносил раньше и пил суп из этого раз в день. Когда и это закончилось, есть было больше нечего. Через какое то время он мог видеть солнечный свет через суставы своих костей. Он сварил немного крапивы и выпил жидкость, но поранил ей свое горло. Потом он нашел старую бедренную кость овцы. Он сварил ее и выпил суп, который принес некоторое спокойствие его телу.

После окончания своего девятимесячного ретрита он был готов покинуть свое место затворничества. Полагаясь на поддержку палки для ходьбы, он крепко сжал ее двумя руками и покинул свою пещеру. Он чувствовал, что на каждом шагу может потерять сознание и упасть. Он не мог выпрямить свое тело, потому что чувствовал, что его внутренности прилипли к спине. Его шея была очень длинной и суставы его шеи и спины было легко сосчитать. Кружка воды помогла ему пройти несколько шагов, но затем вода причинила ему большие неудобства, когда он помочился. Таким образом пройдя четыре дня, он в конце концов встретил людей, которые дали ему немного еды и так он потихоньку начал восстанавливать свое здоровье без каких либо осложнений.

После многодневного путешествия, он прибыл к Джигме Лингпе и получил краткое благословение. Затем он отправился в отшельничество в Оргьен Линг в шестимесячный ретрит, в течении которого у него было много переживаний и видений. Однажды днем он вышел на солнечный свет. Он посмотрел на небо в направлении своего учителя и сильное воспоминание его коренного учителя, Джигме Лингпы и других учителей взросло в его уме. Он стал молиться им с сильной преданностью. Он пережил отвращение к самсаре, сильнее чем когда либо еще. В течении многих сессий практики он рыдал. Затем он подумал, что это переживание может быть препятствием и осознал окончательную реальность. На мгновение это было, как если бы он стал бессознательным. Когда он пришел в себя, он обнаружил, что не на что медитировать и все концепции и идеи о медитации растворились. До этого у него была тончайшая идея о воззрении и медитации, но теперь она ушла. Гьялве Ньюгу получил сообщение от Додрупчена прийти и посетить его в Церинг Джонге, как только он вернулся из ретрита. Гьялве Ньюгу устремился в Церинг Джонг и увидел обоих Джигме Лингпу и Додрупчена. Он предоставил им детальный отчет о его медитативном переживании, в которой он чувствовал, что не было медитирующего, который постигал какую либо медитацию. Джигме Лингпа был доволен и сказал: «Это правильно! Реализация (окончательной реальности) должна приходить одним из четырех путей. Некоторые преданные, усердные, сострадательные и мудрые практикующие, постигают ее, когда они получают «дар мудрости» во время посвящения. Некоторые постигают ее, когда они получают «достижение достоинств», когда он превосходно медитируют и занимаются рецитацией садханы идама. Некоторые постигают ее переносом реализации ламы в себя, развивая сильную веру в ламу, видя ламу как настоящего Будду. Некоторые осознают ее, когда они успешно умиротворяют поднявшиеся волнения, потрясения, появившиеся, в силу влияния негативных сил в священных, населенных призраками местах, таких как кладбище. Теперь ты постиг окончательную реальность двумя способами: через благословение ламы и реализацию идама.

И с этого момента, как сказал Лорд Тампа (Сангье) Ринпоче:

«Когда я сплю в тайном одиночестве,
Я остаюсь в обнаженном, подлинном осознавании.
Когда я центре множества людей,
Я смотрю на (в лицо) то, что возникает»

В то время Джигме Лингпа переживал проблемы с глазами и Гьялве Ньюгу послали за доктором. Доктор выполнил успешную операцию на глазах Джигме Лингпы. По настоянию Додрупчена, Гьялве Ньюгу согласился вернуться в Кхам вместе с ним. Мать Гьялве Ньюгу была больна, но выразила радость тому, что Гьялве Ньюгу посвятил себя Дхарме. Она сказала: «Если ты можешь быть успешным в практике Дхармы, то нет необходимости заботиться обо мне». После получения разрешения от Додрупчена, Гьялве Ньюгу совершил ретрит по начитке в Барчунг Латранг. Это был 1793 год.

После этого Гьялве Ньюгу отправился в лагерь Додрупчена, в Мамо До, в Дзанчукха, но Додрупчен уехал в резиденцию Деге. Он провел стодневный ретрит, в пещере недалеко от лагеря и у него было множество духовных переживаний и видений. После ретрита, когда он увидел Додрупчена, который вернулся из резиденции Деге, Додрупчен сказал: «во сне я видел себя на высокой горе, пасущего маленькое стадо и затем я увидел тебя далеко внизу, ведущего множество существ. Поэтому ты принесешь пользу большему количеству существ, чем я». Какое-то время Гьялве Ньюгу прислуживал Додрупчену, который давал учения в Дзачункхе. Затем Додрупчен отправился в Амдо и Монголию, для того чтобы посетить Ву Тай Шан, и он послал Гьялве Ньюгу и своего племянника, Джигме Чанчуба, в монастырь Дзогчен.

Гьялве Ньюгу сделал ретрит в Церинг Пук, около монастыря Дзогчен, где Додрупнен, сам однажды проводил свой ретрит. Вскоре после ретрита он отправился в центральный Тибет, что бы еще раз увидеть Джигме Лингпу.

В Церинг Джонг, он пережил огромную радость, увидев еще раз всезнающего Джигме Лингпу, у которого теперь не было никаких проблем с глазами. Также он встретил Гьялце, молодого сына Джигме Лингпа. Он получал глубинные учения в течении двух с половиной месяцев. Джигме Лингпа сказал ему: «Ранее я не был уверен, что ты такой умный….если ты останешься со мной на три года, я сделаю тебя особенным человеком». Гьялве Ньюгу откровенно объяснил, что он должен возвращаться домой, т.к. он у него обязательство перед его друзьями. Джигме Лингпа ответил: «Это прекрасно. Надежность – это качество высшего друга. Так для практики Дхармы нет необходимости знать множество вещей. Информация не обязательно приносит благо уму. Хорошее отношение приносит благо уму. Как бы то ни было у тебя есть достаточно мудрости в обучении, анализе и медитации, чтобы быть независимым. Нет необходимости зависеть от монастырской структуры. Ты должен пытаться медитировать в пещере или хижине, где не возникают негативные обстоятельства. Если люди придут к тебе за учением, наставляй их с уверенностью. Если твое отношение такое же чистое как золото, ты будешь полезен для других».

После Этого Гьлве Ньюгу вернулся в Кхам. Он сделал многолетний ретрит недалеко от Дзогчен и трехлетний ретрит в Геце, в Дзачункха.

В 1799 году он отправился в Шукчен Таго, чтобы помочь Додрупчену построить его новый монастырь. Вместе с Додрупченом он поехал к Королю Цеванг Лхундрупу (? – 1825) местности Цакхо в резиденцию Пунцок, к королю Чокце, и в многие другие места в долине Дзика, для помощи Додрупчену в его учениях и поднятия фондов для постройки монастыря. Позже Гьялве Ньюгу самостоятельно посетил резиденцию Пунцок. Король попросил его стать главой или монастыря Чупхо или Намгьял Тенг , но он отказался. Гьялве Ньюгу хотел идти в Накшо Синмо Дзонг, чтобы там остаться, но по настоянию Додрупчена он обещал никуда не отправляться раньше, чем через пять или шесть дней отдыха. В Лхалунг Кхук он присутствовал на посвящении До Кьенце и видел Додрупчена. Вдохновленный Гьялве Ньюгу, королевский регент Деге, хотел чтобы он остался в резиденции Деге, но благодаря искусному вмешательству Додрупчена, ему удалось избежать этой обязанности.

В 1804 году, в возрасте сорока лет Гьялве Ньюгу остановился в Трама Лунг, в долине Драй Твигс, в Дзачукха. Спустя какое то время он получил послание от Додрупчена, о том что королевский регент Деге хочет, чтобы он приехал в резиденцию Деге. Он написал Додрупчену просьбу о помощи и Додрупчен получил освобождение для него. В общении с королевским регентом Гьялве Ньюгу должен был быть очень дипломатичным.

В Трама Лунг, вместе небольшим количеством отшельников Гьялве Ньюгу жил медитируя и давая учения на протяжении больше чем двадцати лет, и стал известен как Дза Трама Лама, по названию местности. В течении этого времени он не уходил в полное уединение, как делало большинство ретритчиков, но учил и давал посвящения в Трама Лунг и ближайших местах для медитирующих, монахов и мирского населения.

В 1812 году у него было множество переживаний, таких как превращение всех феноменов в шар синего цвета и затем растворившегося в нем самом, после чего его тело растворилось в проявившемся феномене, но не доступном восприятию, и затем проявившимся опять как его тело. Он получил посвящения от Каток Геце Махапандита, который посетил их скит.

В 1814 году в монастыре Норбу Ри он давал посвящения До Кьенце, реинкарнации его учителя и многим другим. До Кьенце дал обет начитать мантру Авалокитешвары сто миллионов раз.

В 1815 году До Кьенце проезжал через долину Дзачукха, посещая центральный Тибет свой второй и последний раз и Гьялве Ньюгу вышел проводить его. В последствии он отправился в монастырь Гьяронг получить посвящение долгой жизни от мастера Цеванг Чокдруп (1744 - ?). Он также посетил Джигме Калсанга, регента Додрупчена, и получил посвящение от него. Около этого времени, один из его двух главных учителей в Кхаме, Геце Лама Ригдзин Гьяцо умер.

В 1816 году Гьялве Ньюгу отправился поприветствовать До Кьенце, который вернулся из своего визита в центральный Тибет. Он увидел обоих До Кьенце и Дзогчена Ринпоче и получил посвящение от них.

В 1817/18 году, после получения послания от Додрупчена, в котором было приглашение посетить его, Гьлве Ньюгу отправился вместе с десятью монахами в Ярлунг Пемако, в долине Сер. Дхарма отец и сын (или брат) был полон радости от воссоединения. Гьялве Ньюгу и его компаньоны получили все учения и посвящения, которые они хотели. Отвечая на просьбу Гьялве Ньюгу, Додрупчен дал предсказание с детальным описанием места, где Гьялве Ньюгу должен был сделать свою главную резиденцию. О сказал:

«На востоке пяти пикового Дагьял (Дзагьял) Лунпо, уединенная сторона,
Есть место подобное цветущему цветку,
Гора позади подобна великому практику в созерцании.
Гора впереди подобна пришвартовавшейся лодке.
Гора справа подобна парусам распустившемся в небесах…
Падающая вода поет гласные согласные.
Земля насыщена цветениями и цветами.
Располагайся жить в этом прекрасном месте».

Как только Гьялве Ньюгу вернулся в Дзачуку, он отправился в Гьяго Портанг, место наделенное приметами, предсказанными Додрупченом. Там оставался более чем десять лет.

Однажды ночью у Гьялве Ньюгу было виденье мирных и гневных божеств в небесах, и дакини обратилась к нему и сказала, что пришло время для того чтобы покинуть место. Четыре прекрасно украшенные дакини четырех цветов подняли его и первая дакини поднялась и развернула свиток шелка. Но в этот момент он увидел Додрупчена спускающегося по небу, и говорящего дакиням вернуть его обратно, и что это еще не его время, чтобы покидать место, и дакини вернули его обратно. Затем Будды растворились в нем и он пробудился. Хотя он и проснулся в течении дневного времени у него были различные переживания. Например, он видел все проявляющееся превратившимся в мирных и гневных божеств, они растворились в нем, затем его тело растворилось в явление, которое проявлялось, но было не доступно восприятию; или иногда все становилось полной пустотой.

Однажды ночью, во сне, он увидел, что дакини вела его в удивительный дворец. Его усадили между Джигме Лингпой и Додрупченом. Он был настолько счастлив, что попросил их разрешить ему встать, но они ответили: «Не, ты только гость. Еще не пришло твое время прийти. Не будь обескураженным людьми темного времени, поддерживай свои два обета Бодхичитты. Наполни свою жизнь вращением колеса Дхарма – активности. Мы не раздельны с тобой."

В 1920 году, в монастыре Дзогчен, он получил много посвящений от Четвертого Дзогчен Ринпоче. Он также давал учения Дзогчен Ринпоче и другим.

На семидесятом году жизни в восьмой месяц в год железной змеи (1821), До Кьенце посещал другую часть Дзачукха и сказал своим последователям, что он получил предсказание, что он должен покинуть свое тело на двадцать пятый день того же месяца. Только один человек, который принадлежал к лотосовому семейству и его именем было Пема, мог предотвратить это. До Кьенце сказал, что этим человеком был Гьялве Ньюгу. Как только Гьялве Ньюгу услышал эти слова, он отправился в дорогу и всю ночь добирался до До Кьенце, который был в хорошем здравии. Вместе с пятьюдесятью монахами он приступил к выполнению церемонии. На двадцать четвертый день До Кьенце внезапно заболел. Всю ночь Гьялве Ньюгу проводил церемонию Сюндок из Юмка Дечен Гьялмо. До Кьенце умирал и люди плакали. С сильнейшей преданностью и в глубочайшей медитации и в мощнейших молитвах Гьялве Ньюгу делал самое лучшее, что он мог и в конце концов знаки очищения препятствий начали проявляться в церемониальном ритуале и внезапно До Кьенце показал знаки оживления.

В 1921 Гьялве Ньюгу присутствовал на похоронной церемонии третьего Пёнлопа (1806 – 1821?) в Дзогчене. Он рассеял жизненные препятствия четвертого Дзогчен Ринпоче и дал ему учения.

В 1830 он переместил свою резиденцию из Гьяго Потранг в Дзагьял Дунлунг. Гьяго Потранг было благотворным местом для него и благоприятным местом, где он и его ученики достигли больших медитативных успехов, но теперь, в силу изменений в климате, земля стала влажной и жить далее в этих условия было вредно для его здоровья.

В 1833 Гьлце Женпен Тае пришел, чтобы еще получить учения от него. В 1834 году Гьялве Ньюгу дал передачу Лонгчен Ньинтиг второму Додрупчену (1824 – 1863/64) и посвятил его как верховного ваджрачарью.

Он закончил свою автобиографию в возрасте семидесяти четырех (1838). В возрасте семидесяти девяти лет, на двадцать пятый день в первый месяц, года водяного зайца (1843), он ушел. Четвертый Дзогчен Ринпоче, в чистом видении, получил завещание Гьялве Ньюгу. Его физические останки были сохранены в монастыре Дзагья, в Дзачукхе.

Как советовал Джигме Лингпа, Гьялве Ньюгу посвятил весь остаток своей поздней части жизни тому, что учил всех, кто приходил к нему слушать его, давая посвящения и наставления по медитации, всем кто был искренен и подлинен в медитации. Например, Патрул Ринпоче получил учения по предварительным практикам Лонгчен Ньингтиг от него двадцать пять раз. Патрул Ринпоче записал наставления по нгондро Гьялве Ньюгу, как "Наставления Моего Всеблагого Учителя" (Kunzang La-me Zhalung).

Его Тулку был Кунсанг Дечен Дордже, который был узнан Дзогченом Ринпоче.