Перейти к: навигация, поиск

Джигме Лингпа

Версия от 17:43, 16 апреля 2008; Sherab (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Джигме Лингпа

Джигме Лингпа (Tibetan, 'Jigs-med gling-pa) (1729-1798)

Ригдзин Джигме Лингпа был инкарнацией (тулку) обоих Короля Трисонг Децена (790 – 858) и Вималамитры. Он так же Известен как Кьенце Озер, Лучи Мудрости и Сострадания. Он открыл широкий и глубокий цикл учений Лонгчен Ньингтиг как терма ума. В Секретном Предсказании Лама Гонгду, отрытым Сангье Лингпой (1340 – 1396), Гуру Ринпоче предсказывал приход Джигме Лингпы семь сотен лет назад:

«На юге (Тибета) придет тулку по имени Озер.
Он освободит существ с помощью глубинного учения Ньингтиг.
Всех кто связан с ним, он приведет в чистую землю видьядхар».

Джигме Лингпа родился в деревне ранним утром восемнадцатого числа, в двенадцатый месяц Земляной Птицы, в двенадцатом Рабджунге (1730), в долине Чонгье, в южном Тибете, недалеко от гробницы королевской династии, известной как «красная гробница». Хотя его родители происходили важной семьи в прошлом, они вели простой способ жизни, что Джигме Лингпа признавал как благословение, позволившее ему вести ему его религиозный образ жизни, без надобности быть вовлеченным в социальные обязательства или аристократическую пышность. С детства он помнил свои предыдущие воплощения, такие как великий Тертон Сангье Лама (1000 – 1080?).Один из его зубов был отмечен знаком речи Будды – слогом A, известным как знак того, что он был перерождением Вималамитры. Так же было отмечено в пророческих писаниях, у него было тридцать маленьких красноватых родинок, в форме Ваджра, на его сердце и около тридцати маленьких красноватых родинок на пупке, в форме ритуального колокольчика и линии в форме слогов Хья или Хри, семенного слога божества Хаягрива, на его правом большом пальце руки. С детства его ум был отделен от мирских наслаждений и он был наделен необыкновенным состраданием, умом и смелостью.

Он осознавал, что был тринадцатой инкарнацией Гьялсе Лхае, получателем Каду Чокью Гьяцо, учений от Гуру Ринпоче, все из которых были тертонами. Так же в своей молитве линии жизни, которую он написал для своих учеников, Джигме Лингпа упоминает много своих прошлых и одну будущую жизнь, как он их видел:

1. Самантабхадра, вездесущий владыка сансары и нирваны, континуум основы, самая суть природы Будды, 2. Затем (союз) сострадания и пустотности возник как Авалокитешвара, и 3. Прахеваджра, тебе я молюсь. 4. Затем проявился как сын короля Крикри, во времена Будды Кашьяпы, 5. Нанда, младший брат Будды, 6. Акарма(ти), проявление короля Сонгцена Гампо, и 7. Король Трисонг Децен, тебе я молюсь. 8. (Махасиддха) Вирвапа (в Индии), 9. Принцесса Пемасал, 10. Гьялце Лхае, владыка в человеческом облике, 11. Три-ме Кунден (в Индии), 12. Ярже Огьен Лингпа (1323 - ?), 13. Дао Жону (1079 – 1153, Кагью) и 14. Тракпа Гьялцен (1147 – 1216, Сакья), тебе я молюсь. 15. Затем Лонгчен Рабжам (1308 – 1363), воплощение истинного Махапандиты Вималамитры, 16. Нгари Пенчен (1487 – 1542), 17. Чогьял Пунцок (16 столетие, сын Дрикунг Ринчен Пуцога), 18. (Чандаг) Таши Тобгьял (1550 – 1602?), 19. Дзамлинг Дордже (Конгпо) и 20. Джигме Лингпа (1789 – 1798), к тебе к молюсь. 21. После этого, проявится Еше Дордже (1800 – 66).

В возрасте шести лет, он как обыкновенный новичок поступил в монастырь Палри (Шрипарвата) в долине Чонгье, местонахождение Трангпо Терчен Шераб Озера (1517 – 1584). Цогьял Тулку Нгаванг Лобсанг Пема дал ему имя Пема Кьенце Озер.

С шести до тринадцати лет, он провел больше времени, как он говорит «в шумных играх» с новичками его возраста, чем над учебой. Он жил жизнью бедного послушника, с небольшой помощью в обучении, и под строгим наблюдением наставников год за годом. Однако, его интенсивное рвение к Дхарме, его спонтанная преданность Гуру Ринпоче и его врожденное сострадание ко всем существам, особенно к животным, поддерживали его и сделали его детство крайне счастливым и наделенным смыслом. Хотя он казался маловажным послушником, его внутренняя жизнь была очень богатой. Его дни были наполнены медитативными достижениями и вдохновляющими чистыми видениями. Его ночи растворялись во снах духовных переживаний и видений.

В таких условиях он овладел грамматикой, логикой, астрологией, поэзией, историей, медициной и многими священными текстами сутры и Тантры. За исключением, получения передачи эзотерических посвящений, он не чувствовал необходимости иметь учителя или изучать интеллектуальный предмет в деталях, как делали другие серьезные ученики. Он выучил разные предметы, подслушав их в классах других учеников или мельком взглянув на текст. Многими предметами он овладел, изучая и затем осознавая их в медитации. Джигме Лингпа был рожден ученым, в силу пробудившейся мудрости реализации в нем самом. Хотя внешняя манифестация была окончательно и полностью разразившейся силой безграничной мудрости намного позже, когда у него было виденье Лонгчен Рабжама, в возрасте тридцати одного года. Он пишет:

«По природе я был счастлив, когда я мог что-либо изучать (любой предмет, такой как) язык, светские писания, канонические священные тексты и комментарии на них или учения Ваджра(яны), окончательной природы. Я изучал их с огромным уважением, как во время дневного света, так и под светом свечи. Но мне тяжело было иметь возможности обучаться с учителем, хотя бы один день. Однако, в чудесном Самье Чимпу, созерцанием Лонгченпы три раза и получением благословения через различные знаки, моя карма («обучающей мудрости») пробудилась из (глубин) Великого Совершенства."

От Нетена Кунзанг Озера он получил первое главное посвящение, передачу Тролтик Гонгпа Рангтрол, учение открытое Тренгпо Терчен Шерап Озером (иначе называемым Дродул Лингпа), цикл Лама Гонгду открытый Сангье Лингпой (1340 – 1396), и Семь Сокровищ и Три Колесницы, Лонгчен Рабжама (1308 – 1363).

В тринадцать Джигме Лингпа встретил великого Тертона Ригдзин Тукчок Дордже, мгновенно испытав сильную преданность, которая пробудила мудрость его ума. От тертона он получил передачу и наставления по Махамудре и другим учениям. Тукчок Ринпоче стал его коренным учителем и он получал благословения от него в видениях даже после смерти учителя. Джигме Лингпа также получил передачи от многих других учителей, включая Текчен Лингпа Дротон Тарчин (Дриме Лингпа, 1700 – 1776), его дяди Дхармакирти, седьмого Чакзампа Тендзин Еше Лхундрупа, Тангдрок Тулку Пема Ригдзин Вангпо из Конгпо, Трати Нгакчанг Ригпе Дордже (Конг-ньон) из Конгпо и Мом Дзакар Лама Даргье.

В начале своего двадцати восьмилетия он приступил к трехлетнему строгому ретриту в монастыре Палри, с семью обетами, которые он должен был соблюдать в течении всех семи лет. Эти обеты показывают нам важность совершенствования, перед выходом во вне для помощи другим, для выполнения цели жизни. Эти семь обетов были следующими:

  • 1. Он не должен был ни входить в дом мирянина, ни наслаждаться какими – либо развлечениями.
  • 2. Даже если бы он жил среди общины, он должен был воздерживаться от приема многих людей (в своем жилище) или проводить собрания благоприятствующие неприязни или привязанности.
  • 3. Он не должен был переписываться с кем либо, никаких слов не должно было исходить во вне, никаких слов не должно было приходить внутрь.
  • 4. Он должен был поддерживать аскетическую жизнь, и должен был воздерживаться от обмена учений Дхармы на какое - либо материальное вознаграждение.
  • 5. Он должен был воздерживаться от каких - либо отвлекающих активностей, посвящая все усилия только на выполнения десяти активностей, связанных с Дхармой.
  • 6. Он должен был питаться простой пищей и не радоваться любым материальным подношениям, поднесенным с верой.
  • 7. Он не должен был демонстрировать ни одну из четырех активностей и должен был посвящать все активности освобождению из сансары.

Он был сконцентрирован свою медитацию на стадии зарождения и стадии завершения, основанной на Тролтик Гонпа Рангдрол. Его внимательное осознавание позволило оградить свой ум от отвлечений в медитации, даже в течении щелчка пальцем. Когда он читал Семь Сокровищ Лонгчена Рабжама, они отвечали на все его внутренние медитативные переживания.

По мере продвижения через стадии реализации, он переживал множество физических и ментальных знаков достижения. Он переживал видения множества лам и божеств, включая Гуру Ринпоче, Еше Цогьял, Манжушримитра, Хумкара, которые пробудили различные стадии его внутренней мудрости. Внезапно он обнаружил, что в нем самом точка соотнесения всех его ментальных переживаний была вырвана с корнем. Он обрел власть над процессами своих кармических энергий. Все пристанища иллюзорных проявлений (т.е. объектов, на которых концептуальных ум полагался, измышляя дуалистическую самсару) абсолютно разрушились. Через силу пробудившейся реализации, он мог ясно пересматривать свои предыдущие жизни. Но все эти переживания и видения находились в природе недвойственности его реализованного ума. С помощью йогических практик он обрел контроль над каналами, энергиями и сущностями своего ваджрного тела. Как результат его горло открылось как «цикл сокровищ» учений. Его физические каналы трансформировались в «облака букв». Все проявляющиеся феномены обратились в «знаки и символы Дхармы». Его речь стала песнями глубокой реализации. Его писания стали трактатами великой мудрой силы и учености. Неисчерпаемый океан учений продолжал дальше переполнять его и из него.

Затем он составил свой первый главный труд, "Кьенце Мелонг Озер Гьява", объяснительный трактат на цикл Лама Гонгду.

Гуру Ринпоче, появившейся перед ним в видении, дал ему имя Пема Вангчен. В видении Манжушримитра, дал ему благословение, которое реализовало в нем смысл символической мудрости (mTshon Byed dPe’I Ye Shes). После чего он сменил свою темно-бордовую монашескую одежду на одежду аскета, неокрашенную белую одежду и нестриженные длинные волосы. В двадцать восемь, он открыл необыкновенное откровение цикл Лонгчен Ньингтиг, учения Дхармакаи и Гуру Ринпоче, как терма ума. Вечером двадцать пятого дня, в десятый месяц, в год Огненного Быка, тринадцатого цикла Рабжунг (1757), он отправился в постель с невыносимой преданностью Гуру Ринпоче в его сердце; потоки слез печали текли по его лицу, потому он не был в присутствии Гуру Ринпоче и непрекращающиеся слова молитв звучали в его дыхании.

Он оставался в глубине этого медитативного переживания ясной светимости (‘Od gSal Gyi sNang Ba) длительное время. В течении того, как он был вовлечен в этой ясной светимости, он пережил полет по небесам на большое расстояние, сидя верхом на белом льве. В конце он достиг круговой тропы Чарунг Кашор, известной как Ступа в Боднадхе, важный буддийский монумент, гиганского строения в Непале.

В восточной части внутреннего двора ступы, он увидел Дхармакаю, проявившуюся в форме дакини Мудрости. Она вверила ему прекрасную деревянную шкатулку, со словами:

«Для учеников с чистым умом,
Ты Трисонг Децен,
Для учеников с не чистым умом,
Ты Сенге Репа.
Это сокровища ума Самантабхадры,
Символические писания Ригдзина Падма(самбхавы), и
И великие секретные сокровища дакини. Запиши их!»

Дакини растворилась. С переживанием великой радости, он открыл шкатулку. Там он нашел пять свернутых желтых свитков с семью бусинами из кристалла. В начале свиток был труден для чтения, но затем он превратился в тибетскую рукопись. Один из свитков был Дуг – нгал Рангтрол, Садхана Авалокитешвары, другой был Нечанг Туккьи Дромбу, пророческий путеводитель Лонгчен Ньингтиг. Рахула, один из защитников учения, появился перед ним и выразил свое уважение. При воодушевлении другой дакини, Джигме Лингпа проглотил все желтые свитки и бусины из кристалла. Мгновенно он испытал удивительное переживание, в котором все слова цикла Лонгчен Ньингтиг со своим смыслом пробудились в его уме, как будто они были напечатаны там. Даже после того как он вышел из этого медитативного переживания, он оставался в реализации подлинного осознавания, великого союза блаженства и пустоты. Так реализация и учения Лонгчен Ньингтиг, которые были вверены и укрыты в нем Гуру Ринпоче много столетий назад, были пробуждены и он стал тертоном, открывателем цикла учений Лонгчен Ньингтиг. Он постепенно записал учения Лонгчен Ньингтиг, начиная с Нечанг Туккьи Дромбу.

Он держал все открытые им учения в секрете от кого - либо в течении семи лет, пока не подошло время учить ему других. Это было очень важно для тертона практиковать учения вначале самому.

Хотя он поддерживал образ жизни скрытого йогина, уважение и вера в него у людей, которые окружали его, росла спонтанно, и он стал источником блага для множества людей, так как он совершенствовался в четырех действиях без нужды трудиться, чтобы обрести их. В возрасте тридцати трех лет он приступил ко второму трехлетнему ретриту в Чимпу, около Самье. Первоначально он сел в ретрит в пещере, известной как верхняя пещера Ньянг. Затем он открыл другую пещеру, и распознал ее как пещеру Сангчен Меток или нижнюю пещеру Ньянг, где король Трисонг Децен, получил учения Ньингтиг от Ньянга и медитировал на него. Остаток своего ретрита он жил в пещере Сангчен.

Во время ретрита в Чимпу, высочайшая реализация Дзогпа Ченпо родилась в Джигме Лингпа, и это пробуждение вызвало три чистых видения тела мудрости Лонгчен Рабжама (1308 – 1363), Дхармакаи в чистом проявлении. В верхней пещере Ньянг, у него было первое видение, в котором он получил благословение ваджрного тела Лонгчен Рабжама. Джигме Лингпа получил передачу слова и смысла учений Лонгчен Рабжама. После переезда в Сангчен Пук (Великая Священная Пещера), у него было второе и третье видение. Во втором видении он получил благословение речи Лонгчен Рабжама, которое посвятило его держать и распространять глубинное учение Лонгчен Рабжама, и быть его представителем. В третьем видении Лонгчен Рабжам получил благословение мудрости ума Лонгчен Рабжама, которое пробудило или передало невыразимую мудрость подлинной пробужденной осознанности Лонгчен Рабжама в нем.

Теперь, поскольку для Джигме Лингпы не было точки референции, все внешние проявления стали невещественными. Не было разницы между медитацией и немедитацией. Не стало субъективного указателя в его уме, все стало естественно свободно и абсолютно открыто в недвойственности. Он составил Кункьен Шаллунг и несколько других писаний, выражающих истинный смысл Семи Сокровищ Лонгчен Рабжама, которые пробудились в его мудрости ума.

Природа ума как открытое пространство,
Но она превосходнее, т.к. она владеет мудростью.
Светящаяся ясность похожа на солнце и луну,
Но она превосходнее, т.к. она не вещественна.
Истинная осознанность похожа на кристальный шар,
Но она превосходнее, т.к. не имеет препятствий и оболочки.

и

Сын, ум наблюдающий ум, это
Не осознанность врожденной природы.
И так, в настоящем уме, без изменений и
Колебаний, просто оставайся естественным.
Сын, постижение (чего-либо) с помощью сосредоточения
Делает недостаточной ключевой навык медитации.
Итак, в естественном и свежем состоянии подлинной осознанности,
Оставайся без цепляния.
Сын, люди, думающие что (однонаправленное) пребывание (ума) есть медитация,
Но это делает недостаточным союз безмятежности и прозрения.
Итак, без принятия и отвержения без пребывания и метания ума,
Позволь подлинной осознанности пребывать свободно без точки соотносимости.

и

Сын, устойчивая, ясная и стабильная визуализация,
Не есть (совершенная) Махайога.
Растворение (ума) цепляния за лица и руки (божеств), оставь в обширности,
Великом Совершенстве, уравновешенности подлинной осознанности и пустоты.
Сын, цепляние за переживание четырех радостей,
Не есть (совершенная) Ануйога.
Введя, ум и энергии в центральный канал,
Оставайся в (союзе) блаженства и пустоты, великой свободе от мыслей…
Сын, просто понимание спонтанного совершенства трех кай,
Не есть окончательная Атийога,
В природе ваджрной цепи проникновения в сущность,
Позволь обману ментального анализа разрушиться.

и

Болезни есть метла, сметающая твои негативные деяния.
Смотри на болезни как на учителей, молись им…
Болезни приходят к тебе, благодаря доброте учителей и Трех Драгоценностей.
Болезни – это твои достижения, почитай их как божеств.
Болезни – это знаки, что твоя плохая карма исчерпывается.
Не смотри в лицо своим болезням, но на того (ум), кто болеет.
Не помещай свои болезни в ум, но помести свою обнаженную подлинную осознанность на свои болезни.
Это наставление о болезнях возникает как Дхармакая.
Тело безжизненно и ум пуст.
Что может причинить боль безжизненным вещам или навредить пустоте?
Исследуй, откуда болезни приходят, куда они направляются и где они пребывают.
Болезни – это просто неожиданные проекции твоих мыслей.
Когда такие мысли исчезают, болезни растворяются также…
Не существует лучшего топлива (чем болезни), чтобы сжечь негативную карму.
Не впадай в поддержку печального ума или негативных взглядов (по поводу болезни),
Но смотри на них как на знаки затухания твоей негативной кармы, и радуйся им.

Он получил передачи Семнадцати Тантр Ньингтиг, Вима Ньингтиг, Лама Янгтиг и некоторые другие передачи Ньингма и учения от Друбванг Огьен Палгён (Шрината) из монастыря Минролинг, который также был дальним родственником Джигме Лингпы. Раньше он также получил передачу учений Ньингтиг и писаний Лонгчен Рабжама от Тангдрокпы и Нетена Кунсанга. Однако абсолютную и короткую линию передачи окончательного учения Ньингтиг он получил от Лонгчен Рабжама непосредственно в трех чистых видениях.

Когда он вышел из своего ретрита, он обнаружил, что его тело полностью исчерпало свои силы в из - за нехватки пищи и надлежащей одежды. Он пишет:

«В следствии малого количества пищи и будучи в тяжелых окружающих условиях все остатки плохой кармы и кармические долги моих предыдущих жизней стали созревать в моем теле. В силу приспосабливания ветра (лунг), моя спина моя спина болела, как будто ее кто-то ударил меня камнем. В результате деятельности ветра и циркуляции крови моя грудь болела, как будто кто-то вонзил ногти в мое тело. В силу игры болезни, мое тело стало слишком тяжелым для ног, чтобы поддерживать его. Подобно столетнему старику, я растратил всю свою физическую энергию. У меня не было аппетита, что бы есть… Если я делал три шага мое тело начинало раскачиваться. (Но я думал), «Если я умру, я выполню совет, данный ранними мастерами: «Вверь свой ум Дхарме. Вверь свою Дхарму жизни бедняка». Я обрел уверенность в реализации Дзогпа Ченпо, не было даже возможности для беспокойства в моем уме, но оно возникало, как великое сострадание к другим, кто (страдал) стар и болен."

У него было чистое видение Тангтонг Гьялпо, и для Джигме Лингпы все происходящее растворилось в союзе блаженства и пустоты. На основе этого переживания он пропел силу своей реализации в следующих словах:

«Я преклоняюсь владыке, Великому Мудрецу (Тангтонг Гьялпо)!
Я реализовал вершину воззрений, Дзогпа Ченпо.
Нет ничего на что можно медитировать, все освобождено как взгляд.
Я развернул знамя медитации, короля активностей.
Теперь я бедняк, не имеющий сожалений, даже если умру…
Я бедняк, знающий «как обратить болезни на путь»,
Визуализирующий Ламу, источник добродетели,
В чакре блаженства, на моей голове,
Я практикую глубинный путь Гуру – Йоги.
С тех пор как болезни и боль стали метами для сметания негативной кармы, Осознанием болезней, как благословения Гуру.
Я медитирую на болезни как на Ламу и получаю четырехчасное посвящение от них.
Окончательно, осознанием ламы как моего собственного ума,
Я осознаю все в истинной природе ума, которая изначально чиста и свободна от любых точек опоры».

Он узрел лицо Самантабхадры, Дхармакаи и все болезни растворились в окончательной сфере. Быстро, его физическое тело обрело силу, без боли и препятствий. Затем пришло время открытия учения Лонгчен Ньингтиг для пришедших учеников, спустя семь лет хранения их в секрете. Хотя никто не имел ключа к разгадке Лонгчен Ньингтиг, его учитель – ученик Конгьён Бепе Налжор, в силу своего ясновидения, умолил Джигме Лингпу передать свое учение терма ума. Как благоприятный знак, он также получил просьбу, открыть учения, с подношениями от трех важных тулку из южного Тибета.

На десятый день шестого месяца, в год Деревянной Обезьяны (1765), первый раз Джигме Лингпа даровал посвящение и комментарий цикла Лонгчен Ньингтиг пятнадцати ученикам. Постепенно, но довольно быстро учение Лонгчен Ньингтиг достигла каждого уголка мира Ньингма, и оно стало сердечной сущностью наставлений по медитации и церемониалу, в наши дни.

Тридцати четырех летний, Джигме Лингпа перебрался из Чимпу в Церинг Джонг, землю Долгой Жизни в долине Тонкар, в Чонгье, в южном Тибете. Там, под покровительством дома Депа Пушу, он построил уединенную обитель с медитационной школой и назвал ее Тарпа Ченпо Тронгкьер Пема О Линг, Сад Лотосового Света Города Великого Освобождения. Он не хотел иметь большой институционной структуры и часто цитировал строки из Тридцати Сущностных Советов Лонгчена Рабжама, как руководство:

«Собирать множество последователей различными способами,
Иметь монастырь с комфортными условиями –
Если попытаешься, даже на время, это отвлекает ум,
Поэтому мой совет от всего сердца – оставайся один».

Церинг Джон стал резиденцией Джигме Лингпы на всю его оставшуюся жизнь. Поток великих учеников полился в этот простую обитель, чтобы получить глубокое, нектаро - подобное учение и передачи от великого мастера Дзогпа Ченпо, Ригдзина Джигме Лингпа, но его ученики возвращались в свои родные места, чтобы поделиться учениями с другими. Поэтому Церинг Джон оставался простой обителью и Джигме Лингпа оставался простым отшельником.

У него не было интереса в богатстве или могуществе и он тратил все полученные им подношения в религиозных целях. Также на протяжении всей своей жизни он выкупал животных у охотников и мясников. Он сказал:

«Я не заботился об делах или урожае.
Я не путешествовал в целях проведения церемоний в городах (ради вознаграждения).
Я держал при себе совсем немного средств для существования.
Столько, сколько я жив, я обещал продолжать вести жизнь аскета».

Спустя какое-то время после времен Джигме Лингпы, обитель Церинг Джонг стала женским монастырем, и оставалась им вплоть до 1959 года, когда все исчезло в политическом беспорядке. С начала 1980х Церинг Джонг опять начал существовать как женский монастырь. Характер Джигме Лингпы был глубоким, сильным и прямым, но он так же был полон любви, простоты и с ним легко было находиться рядом. Он пишет:

«Мое восприятие стало таким как у ребенка. Я даже наслаждался игрой с детьми. Когда я встречал людей с серьезными недостатками, я бросал их собственные ошибки им в глаза, даже если они были уважаемыми духовными лидерами или благородными покровителями Дхармы… В каждом действии сидя, прогуливаясь, во время сна и еды и я стерег свой ум (в том состоянии, котором он находился), никогда не разлучаясь с великолепием окончательной природы. Если что-то служило Дхарме, я полостью посвящал себя этому, даже если это казалось невозможной задачей».

В сорок три, он собрал вместе и подготовил копии Тантр Ньингма в двадцати пяти томах и он создал Историю Тантр Ньингма. Позже, по совету Джигме Лингпы и Додрупчена, король и королевский регент Деге, подготовил деревянные клише собрания Тантр Ньингма, и до сих пор эти клише находятся в использовании для печати текстов.

В пятьдесят семь, по приглашению Нгаванг Палден Чокьонг, Сакья Тринчен, он отправился в Сакья и дал учения и передачи Тринчену, его брату, Ананда Шрибхаве и многим другим. После его возвращения из Сакья, Лама Сонам Чоден, который стал позже известен как Додрупчен (1745 – 1821), прибыл из Кхама, чтобы получить учение от Джигме Лингпы. Додрупчен увидел его как Тангтонг Гьялпо и Джигме Лингпа, в свою очередь узнал Додрупчена как тулку Лхасе Муруп Цепо и дал ему имя Джигме Тринле Озер. Через Додрупчена, третий Дзогчен Ринпоче, и король Деге послали Джигме Лингпе сообщение с приглашением посетить Кхам, но он отказал, в силу своего возраста и состояния здоровья, так же по причине трудностей для лошадей в течении этого напряженного путешествия.

Барчунг Гомчен Ригдзин и Манге Пема Кунсанг из Кхама пришли, чтобы получить учения и посвящения. Пема Кунсанг, позже стал известным учеником Джигме Лингпы Джигме Гьялве Нюгу (1765 – 1843). Во время того как Ригдзин и Пема Кунсанг были в Лхасе, до того как они прибыли в Церинг Джонг, некто украл у них слиток серебра, единственное, что у них было как средство для существования и путешествия. Джигме Лингпа написал им в утешение поэму:

«Если ты знаешь как принести (страдания) на путь единого вкуса,
Все неблагоприятные обстоятельства будут возникать как поддержка добродетели.
Итак воздерживайся от поддержки противоположного взгляда.
Если ты практикуешь как я учу тебя,
Твой ум и мой ум объединятся как один.
Возникнет реализация, которая превзойдет все концепции, и
Ты будешь прибывать в обширной природе Дхармакаи, в которой нет двойственности.
Пусть все ваши желания исполнятся».

В 1788, когда ему было шестьдесят, Джигме Лингпа давал учения и посвящения королю и королеве Деге, в Самье. Они стали его приверженцами, и королева стала одним из главных покровителей.

В шестьдесят два, по просьбе Гонце Тулку, он посетил монастырь Гонце, Цона, в Моне и дал учения и посвящения.

В это время и Джигме Лингпы возникли проблемы с глазами. Передачу текста (лунг) вынужден был давать Додрупчен, в силу того, что он был его учеником. Они послали Джигме Гьялве Нюгу за доктором, который провел успешную операцию.

Когда ему было шестьдесят три, в 1791 году, вооруженные силы Непала атаковали Западный Тибет и в результате этого многие люди страдали. Джигме Лингпа провел множество церемоний и послал подношения во многие храмы для умиротворения и защиты. Когда ему исполнилось шестьдесят пять, у него и его супруги, Гьялюм Дролкар из дома Депа Пушу, родился сын, которого назвали Гьялце Ньинче Озер (1793 - ?).

Джигме Лингпа бы не способен принять огромное количество приглашений приходивших к нему. Однако, благодаря Гьялце, он отправился Текчок Чолинг, в Цанге и дал посвящения и передачи многим ученикам, которых возглавлял Кенпо Огьен Палгон, а также во многих других местах. Этот монастырь стал последователем линии Лонгчен Ньингтиг. В монастыре Дордже Драк, он дал серию учений и посвящений Ригдзину Ченмо и другим.

Он получил послание с молитвами и подношениями от монгольского короля, Чогьяла Нгаванга Даргье (1759 – 1807), ученика Додрупчена и учителя Запкар Цоктрук Раннгтрола (1781 – 1851).

Тем временем, на основании взаимоотношений между последним Дзогчен Ринпоче и Джигме Лингпа, ламы монастыря Дзогчен были сильно заинтересованы, может ли его сын являться тулку третьего Дзогчен Ринпоче, но Джигме Лингпа не указал на такую возможность. Гьялце сам помнил свою прошлую жизнь и с раннего детства все время говорил: «Я собираюсь в Дрикунг». Затем Сакья Тринчен опознал его как тулку Чоки Нима (1755 – 1792), четвертый Чунгцанг, один из двух глав традиции Дрикунг Кагью.

В шестьдесят девять лет, с колоссальной, великолепной церемонией, организованной последователями Дрикунг, Джигме Лингпа направлялся со своим сыном в Дрикунг для возведения на трон его сына. Это была удивительная возможность для людей из разных мест вдоль пути видеть его и слышать его, великого мастера. Но это было физически тяжело для старого и слабого мастера путешествовать днями и проявлять бесконечную религиозную активность. Вскоре, вследствие изменения воды и окружающей обстановки, он серьезно заболел и на какое-то время люди даже потеряли надежду на его выздоровление. Затем неожиданно, его ученик принес тибетскую медицинскую пилюлю, называемую карпо чиктхуп из священного места Яма Лунг и после ее принятия, он чудесным образом излечился и даже стал моложе, как новый человек.

В семьдесят, он вернулся в Церинг Джонг из Дрикунга, останавливаясь по пути во многих святых местах и проводя по пути церемонии, делая подношения и давая учения. У него было хорошее здоровье, он мало заботился о пище и сне. День и ночь, он оставался сидящим Или в позе Вайрочаны, или в позе мудреца. Его глаза не моргали. Он говорил, что его тело остается живым, только благодаря его контролю над его энергией жизненной силы. Много раз он намекал, что он уже мог давно умереть. Но тогда его ученики становились переполненными печалью, он менял тему разговора или иногда даже говорил: «Не будет никакой опасности для моей жизни». Он сказал ближайшим ученикам, в частной беседе, что он умирает и что он может переродиться, но нет необходимости искать его новое перерождение. Они должны провести простую погребальную церемонию, но он намекнул, что они должны сохранить тело, описав способ, которым это надлежит сделать. Когда ученики выразили свое желание привести доктора, он сказал: «Да, если вы хотите, вы можете привести доктора, но если во мне нет болезни то, что тогда делать доктору? В любом случае, не приводите доктора из далека, это только причинит трудности для людей и животных».

По прежнему, в спокойной манере, он продолжал принимать людей и давать благословения и учения, по просьбе. Днями вокруг его резиденции шли дожди из цветов и мягкие землетрясения повторялись снова и снова. Однажды он отправился в Намтрол Це, новый верхний скит и выразил великую радость, будучи там. Он принял несколько гостей и дал учение.

На следующий день, третий день девятого месяца, в год Земляной Лошади (1798), он дал учение по медитации на Белую Тару. С самого раннего утра, сильное, сладкое благоухание заполнило всю обитель. Небо было абсолютно чистым и не было ни дуновения ветерка, только мягкий дождик продолжительно падал с голубого неба. Все были изумлены, но встревожены. Затем в раннюю часть ночи, он попросил, чтобы были приготовлены новые подношения на алтаре. Как только он сел в позу мудреца, все выражаемые им проявления растворились в изначальной природе.

Его ученики обнаружили два различных завещания, спрятанных в различных местах. Они включали наставления по медитации его ученикам и инструкции для проведения похоронной церемонии и реинкарнации. Одно из завещаний содержало следующие строки:

Я всегда в состоянии окончательной природы;
Для меня нет прихода и ухода.
Проявление рождения и смерти не более чем условно.
Я просветлен в великой изначальной свободе».

После нескольких месяцев церемоний в Церинг Джонг и многих монастырях и храмах в центральном и восточном Тибете и Бутане, его тело поместили в золотую ступу в обители Церинг Джонг, и оно хранилось там до тех пор пока женский монастырь Церинг Джонг не был разрушен пару десятилетий назад.

После его смерти, его хорошо известные перерождения включают: До Кьенце Еше Дордже (1800 – 1866), известный как инкарнация его тела; Патрул Ринпоче (1808), инкарнация речи; Джамьянг Кьенце Вангпо (1820 – 1892), инкарнация ума.

Джигме Лингпа принес девять томов записанных текстов открытых сокровищ и терма.

  • Самый известный из них – это Лонгчен Ньингтиг, собрание наставлений по медитации и ритуальным текстам в двух (или трех) томах, которые были открыты как учения терма;
  • Пурба Гюлюк, один том практик Ваджракилаи, содержащий как канонические тексты, так и терма;
  • Йонтен Ринпоче Дзо, с двухтомным автокомментарием, его самая известная научная работа;
  • Лама Еше, которое стало наиболее исчерпывающим руководством по медитации Дзогпа Ченпо в традиции Ньингма.

Лонгчен Ньингтиг остается важной традицией терма, и со своими научными писаниями, линия Джигме Лингпы стала одной из самых популярных подшкол традиции Ньингма в настоящее время. В линии Лонгчен Ньингтиг все ученики и великие ученики были равными великим адептам, как предсказывал Джигме Лингпа:

«В моей линии Ньингтиг Светящейся Ясности, придут дети (ученики), которые будут величественнее, чем их отцы и внуки, которые величественнее, чем их деды».

Среди его главных великих учеников, один из самых выдающихся был предсказан Гуру Ринпоче в Нечанг Туки Дромбу, пророческий проводник Лонгчен Ньингтиг:

«Перерождением Намке Ньингпо, Ньянг, Чок-янг И Святым Принцем, дверь учения будет открыта».

Это ученики: Ньянгтон Трати Рикпе Дордже (Конг – ньон Бепе Налджор), инкарнация Намке Ньингпо: Лопон Джигме Кунтрол в Бутане, инкарнация Ньянг Триндзин Зангпо; Текчен Лингпа Дротон Тарчин (Дри Мед Глинг Па, 1700 – 1776), инкарнация Нгенлам Гьялва Чок-янг; и Додрубчен Джигме Тринле Озер, инкарнация Принца Мурум Цепо. Текчен Лингпа, Тангдрокпа и Трати Нгакчанг были как учителями, так и учениками Джигме Лингпы.

Среди его учеников, мастера, которые были наиболее эффективными в распространении Лонгчен Ньингтиг, были следующие. Первый Додрупчен, Джигме Тринле Озер (1745 – 1821), был главным держателем Доктрины (rTsa Ba’ Ch’os bDag) Лонгчен Ньингтиг. Додрупчен построил три монастыря: Дропон Кункьяп Линг, Шукчен Таго в долине До, Огмин Ригдзин Пелге, Геце То, в долине Дзачукха и Ярлунг Пемако, в долине Сер. Джигме Гьялва Ньюгу из Кхама, Дзачукхи оставался в обители Трамалунг многие годы и позже перебрался монастырскую обитель Дзагья. Джигме Кунтрол из Бутана построил монастырь Дунгсам Йонглха Тенге Риво Палбар Линг в восточном Бутане. Сегодня он известен как Енгла Гон в районе Пема Гацал, в восточном Тибете.

Среди его главных покровителей, Депа Пушу спонсировал постройку обители в Церинг Джонг, а также король и особенно королева Цеванг Лхамо из Деге, которая была предсказана как инкарнация Покьонгза Гьялмоцун, королева Трисонг Децена, подготовившая деревянные печатные формы Старых Тантр (rNying Ma rGyud 'Bum), много томов Лонгчен Рабжама и девять томов Джигме Лингпы. Также Тацак Гонпо (р. 1810), регент Тибета и тринадцатый Кармапа Дудул Дордже (1733 – 1797), с великим уважением советовавшийся с ним через переписку.

Не смотря на то, что ученики, которые были важными персонами Тибетского общества стекались к Джигме Лингпе, он беспокоился только о том чтобы найти истинных держателей линии, большинство из которых были простолюдинами. Цитируя мастеров прошлого, он выражал свой взгляд:

«Это лучше иметь просто нищего, который может быть держателем линии передачи, чем иметь тысячу известных людей как своих учеников».

Жизнь Джигме Лингпы была полна чудес, но он держал свою мистическую силу скрытой и вел простой образ жизни. Он был рожден ученым, который не практиковался в обычных предметах, но его переживания превратились в учения и его активности были на службе у других. Он оставался скрытым, как аскет в уединенном месте, в Церинг Джонг, но лучи его мудрости достигли всех уголков буддийского мира Ньингма, и до сих пор они сияют во многих открытых сердцах по всему миру. Он был рожден с физическими отметинами благоприятных знаков, с буквой А на его зубах, Хья на большом пальце, ваджрой на его сердце, и ритуальным колокольчиком на пупке. У него были видения Будд, божеств, мастеров линии передачи и он получал учения и благословения от лица к лицу. От его зубов и волос остались рингселы, как знаки реализации Дзогпа Ченпо. Самый главный след, который он оставил для нас – это слова Дхармакаи, окончательной истины, в форме своих писаний и открытых учений терма.

Главные Учителя

Главные Ученики

Четыре Джигме

Главная Линия

Другие Имена

  • Намкхай Налджор; nam mkha'i rnal 'byor
  • Дриме Озер; dri med 'od zer
  • Рангджунг Дордже; rang byung rdo rje
  • 'jigs med gling pa mkhyen brtse 'od zer [основное имя]
  • mkhyen brtse 'od zer [личное имя]
  • rang byung rdo rje mkhyen brtse 'od zer [личное имя]
  • padma dbang chen [личное имя]
  • padma mkhyen brtse'i 'od zer [имя первого посвящения]
  • Khyentse Lha
  • Dzogchenpa Rangjung Dorje

Ссылки

См. также